Газета Юга
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Лучшего невозможно пожелать»

     Как сообщила пресс-служба главы республики, в Нальчике прошла встреча Юрия Кокова и автора гоночных трасс «Формулы-1» немецкого архитектора Германа Тильке, привлеченного к созданию инфраструктурных объектов многофункционального спортивного центра высшего водительского мастерства «Кавказ-Автосити».
     «Проектирование объекта завершено. Цель визита – определиться с его привязкой к местности. Остался удовлетворен увиденным. Отмечу хорошую доступность к федеральной трассе. Лучшего невозможно пожелать», – приводятся слова Германа Тильке…
     Подробности - в "Газете Юга" №46-2017.


«Решила, что могу преподавать арабский и английский»

     29-летняя Сара Кабартай приехала в Нальчик из Алеппо 3 года назад вместе с мамой, тремя младшими сестрами и братом:
     А папа остался в Сирии, только перебрался в Дамаск. У него магазин, он не хочет терять бизнес, который строил много лет. Так и решили: он будет помогать нам финансово, пока сможет там оставаться. И хочется, чтобы он приехал к нам, и понимаю, что взрослому человеку труднее менять так кардинально жизнь.
     Мы сняли квартиру, в санаториях не пришлось жить. Я – старшая, поэтому сразу же стала искать работу. Хорошо знаю русский язык? Ну, так я по приезде 4 месяца его изучала с преподавателем. Сложный язык, конечно, но если задаться целью, если понимаешь, что без языка – никак, то можно выучить и за такой срок. К тому же я не боялась разговаривать с местными людьми, хотя понимала, что они с трудом меня понимают. Если вообще понимают… Среда же очень помогает в изучении. По образованию я биохимик. Дома работала на заводе по производству лекарств. Здесь я уже побыла пекарем и продавцом. Правда, недолго – платили мало. Тогда я решила, что могу преподавать арабский и английский языки. Но пока по объявлению только раз звонили.
     Попутно решила пойти учиться на товароведа и на курсы по вождению. Недавно получила права. Очень подружилась с инструктором, который, узнав, что я репатриантка, стал относиться ко мне по-родственному, что ли… Он помогает с поиском работы, звонит, предлагает варианты.
     Первое время, правда, мне казалось, что люди здесь… такие… ну, злые, что ли. Замечала, что, обращаясь ко мне, некоторые не пытались повторить сказанное или говорить медленнее, зная, что для меня русский – еще темный лес. Не расслышала, не поняла? Твои проблемы. Но потом все чаще стала встречать дружественное отношение, поддержку, искреннее желание помочь. И изменила мнение о местных людях.
     Хотелось бы со временем вернуться домой. Нет, нам здесь не плохо, мы привыкли уже, а уж о красоте этих мест можно часами говорить. С детства знала, что эта земля значит для наших предков. Но там – дом… Там сейчас беда, смерть… Но ведь когда-нибудь Сирия вернется к мирной жизни. Если удастся вернуться, будем вспоминать, как ваша республика помогла нам выжить…


«Некоторое время считалось, что я связана с террористами…»

     Врач Фатима Шакова («Газета Юга» №45, 2002) в 25 лет оказалась среди заложников в театральном центре на Дубровке. На мюзикл «Норд-Ост» она пришла вместе с подругой, главным бухгалтером Российского Комитета Красного Креста Светланой Апшевой («Газета Юга» №44, 2002), погибшей во время штурма здания. Когда боевики разрешили доктору Леониду Рошалю войти в зрительный зал и осмотреть заложников, она вызвалась ему помогать.
     Сейчас Фатима Шакова живет в Москве, растит вместе с мужем сына и работает по специальности:
     «Каждое 26 октября я хожу на Дубровку. Стараюсь делать это рано утром, до всяких мероприятий. Один раз даже неожиданно встретилась там с Леонидом Михайловичем Рошалем. По возможности мы, конечно, общаемся до сих пор, поздравляем друг друга с праздниками. Последний раз встречались три года назад – он пригласил нас с Александром Пановым (врач, который также помогал Рошалю во время захвата заложников) на свой юбилей. С Сашей, кстати, тоже регулярно общаемся. Поддерживаем отношения и с Тиной, дочерью Светы («Газета Юга» №45). Не только в память о ее маме – мы очень тесно общались сами по себе.
     Некоторое время после штурма считалось, что я каким-то образом связана с террористами. Понимаете, из зала на своих ногах никто не выходил, нас выносили. Развезли по разным больницам. Я попала в 13-ю городскую, меня довольно быстро выписали. Естественно, в зале остались личные вещи (сумки, документы) и заложников, и захватчиков – ведь часть террористов заходили в зал под видом обычных зрителей. И спецслужбы, которые изъяли и потом обрабатывали наши документы, это хорошо понимали. Открывают мой паспорт, там написано «Шакова Фатимат Мухамедовна», возраст такой-то, родилась там-то – по всем данным подхожу под те характеристики, которые они искали. За пару дней по всем каналам пробили всю мою жизнь. К моменту моей выписки уже были поставлены в известность администрации моего института и общежития, где я на тот момент жила. Даже домой в КБР звонил следователь… Выдали какую-то временную справку, что я могу перемещаться по территории Российской Федерации. С ней я и приехала домой в Дыгулыбгей. При этом меня допрашивали и здесь. На похороны Светы, к сожалению, я так и не попала…
     Под подозрением находилась месяца два. При этом должна подтвердить, что насильственных действий в отношении меня предпринято не было. Сама ситуация была достаточно изнурительной: выйдя оттуда каким-то чудом живой, еще и оправдываться… За меня заступился институт, который дал положительную характеристику. Потом появился Леонид Михайлович Рошаль. Он целенаправленно разыскивал врачей, которые помогали ему на Дубровке. Он тогда лично за меня поручился и до сих пор очень лестно отзывается, за что благодарна. Он, конечно, во мне нисколько не сомневался, так как был свидетелем ситуации, когда террористы хотели меня расстрелять. Это было на вторые сутки..
     Подробности - в "Газете Юга" №46-2017.


Срок пребывания непрогнозируем

     10 ноября исполнилось два года, как не стало сотрудницы «Газеты Юга» Анастасии Норик («Газета Юга» №47, 2015). Ей было 21. Настю убил человек, с которым она собиралась связать свою жизнь.
     В конце мая 2016 нальчикский городской суд, основываясь на заключении комиссионной психолого-психиатрической экспертизы, признавшей нальчанина Виталия Бантеева больным шизофренией, постановил направить его на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа («Газета Юга» №21, 22, 28, 2016).
     С тех пор 29-летний Бантеев пребывает в прохладненской психиатрической больнице, расположенной в с. Придорожном.
     Он находится на первом этаже двухэтажки в специальном «усиленном» блоке, состоящем из двух палат по пять коек. Блок отделен от мужского отделения решетками. Здесь свои санитары, своя охрана, свои врачи и видеоконтроль. Все лечебные процедуры и прием пищи происходят внутри блока. В теплое время года их могут вывести подышать свежим воздухом в огороженное специальной сеткой пространство, примыкающее к блоку.
     На сегодняшний день в блоке восемь обитателей. Каждые шесть месяцев экспертная комиссия выносит заключение о состоянии их здоровья. После подтверждения диагноза медицинские документы направляются в суд, который выносит вердикт о продлении срока принудительного лечения.
     Специалисты утверждают, что сроки пребывания таких пациентов в спецстационаре «непрогнозируемы».
Петр Поляков




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2017 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru