Газета Юга
Газета Юга №34(1223)
24 августа 2017 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Это дело Калмыкова»

     На четвертом заседании Общественного трибунала по делу Бетала Калмыкова («Газета Юга» №32) председатель суда сообщил об ответе Архивной службы КБР на запрос. Получен текст протокола заседания президиума облисполкома в сентябре 1926, где представили список лишенных всех прав и имущества и выселенных с мест проживания.
     Доцент КБГУ Лейла Таукенова рассказала, что слово «репрессии» знакомо ей с самого детства. Она родилась в Казахстане, росла без обоих дедушек: «Папиного папу Махета Таукенова расстреляли в 1937. Маминого отца Хаматгери Деппуева арестовали в 1931, сослали в Сибирь, он бежал, вернулся. На него вновь донесли, он бежал в Аджарию, где и остался, и семья распалась. Со стороны мамы оба прадедушки были репрессированы: Сумай Гергоков и Шалук Биттиров. Обоих расстреляли в 1937. Родители росли без отцов и дедов.
     Имя Сталина я ненавидела практически с самого детства. Я вообще спокойный человек, но когда сейчас возникают попытки реанимации, я становлюсь импульсивной, начинаю активно спорить. Мне непонятно особенно, когда балкарцы пытаются как-то его вознести, говорить о преимуществах». Свидетель отметила, что может объяснить это только стокгольмским синдромом. Она заявила, что Бетал Калмыков лично участвовал в репрессиях, в документах есть его подписи: «Мама мне рассказывала, что дед говорил ей – это дело Калмыкова».
     Председатель Совета старейшин и сельского актива в Былыме Хамзат Ахматов рассказал, что его дед Магомет Ахматов дважды избирался старостой в селе: «В 1927 его семью раскулачили, лишили всего, они жили в сарае Толгуровых. В 1930 арестовали, дали 10 лет, отсидел. Снова был осужден на 1 год. В 1944 в день выселения вновь был арестован с сыном Ахматом. Ахмату дали 10 лет, а отца расстреляли. Его дочь отсидела 10 лет. Вернулась больная туберкулезом, умерла через три месяца. Мой отец Али Ахматов был направлен в трудовой лагерь, вернулся в 1937, снова арестован. Тройка приговорила его к 10 годам. Отбыл весь срок. Две мои тети – их не пускали в школу, преследовали за то, что они родственники репрессированных…»
     Свидетель высказался за демонтаж памятника Калмыкову.
     – А что, если памятник переплавить и создать монумент жертвам политических репрессий? – предложил общественный прокурор Анатолий Тхагапсо.
     – Я против. Мы найдем другой металл. Пусть его родные хранят у себя.
     Муртаз Пачев рассказал о семейной тайне. В Баксане жила зажиточная семья Люевых. Когда во время коллективизации решили весь род раскулачить, старший брат его матери «провел блестящую операцию по выдаче сестры за одного из сыновей Бекмурзы Пачева: таким образом род Люевых был спасен».
     Отвечая на вопрос председательствующего о трех Пачевых, обозначенных в Книге памяти, свидетель пояснил, что это отец и два дяди ныне покойного певца Ахмеда Пачева.
     Руководитель секретариата трибунала Суфиян Темиржанов сообщил, что от родов Абаевых и Эльбаевых поступили материалы о репрессированных. Суд приобщил их к делу.
Шамиль Денгалов


«Запрета танцевать лезгинку нет»

     13 августа в сети появилось видео задержания полицией Геленджика четверых молодых людей, танцующих днем на улице лезгинку («Газета Юга» №33). Все они – жители Баксанского района. По неофициальным данным, у них небольшой бизнес – из Краснодарского края привозят на «Газели» фрукты на реализацию.
     Двоих вскоре отпустили без составления протоколов, других приговорили к административному аресту.
     Тимур Тес, житель адыгейского аула Афипсип, был среди черкесских активистов, которые сразу же отправились к отделу полиции, в который увезли танцоров:
     «Представители власти ссылаются на неофициальный запрет танцевать лезгинку в Краснодарском крае. Даже в ресторанах невозможно заказать ее исполнение. Отказ объясняют опасением потерять лицензию.
     По словам очевидцев, задержание происходило в жесткой форме. Полицейские не представлялись, не показывали удостоверений. Потребовали прекратить танцы. А после того, как парни стали выяснять, почему они не могут исполнять национальные танцы на улицах курортного города, стали их крутить. Использовали и газовый баллончик. На видео видно, как казаки принимают активное участие в задержании, толкают ребят плетками…
     Подробности в «Газете Юга» №34-2017.


Корм для животных и корм для людей

     Общественное движение «Кабардино-Балкарский республиканский народный контроль» обратилось в прокуратуру Нальчика в связи с деятельностью муниципального учреждения «Зоопарк «Нальчикский».
     Этому обращению предшествовало письмо к главе администрации столицы республики, в котором отмечалось, что наличные денежные средства получаются от граждан за «ненадлежащим образом оформленные входные билеты. В билетах отсутствуют обязательные сведения, они не могут заменить контрольно-кассовые чеки. Это может способствовать бесконтрольному получению денежных средств от населения, привести к многократному уменьшению доходов в местный бюджет и нести в себе коррупционную составляющую».
     У входа в зоопарк за 50 рублей без выдачи чека продается «корм для животных»: 2-3 листа капусты, одна разрезанная на части морковь, нарезанная свекла. При этом в зоопарках посетителям запрещено кормить животных. Народный контроль хотел выяснить: на каком основании ведется торговля кормом, как определена его стоимость и куда идут вырученные средства.
     В кафе, работающем на территории учреждения, нельзя получить никакой финансовый документ за приобретенную продукцию.
     Без выдачи каких-либо финансовых документов работают торговые точки, реализующие продукты питания. На этих же точках Народный контроль обратил внимание на газовое оборудование, действующее с нарушением мер безопасности, что «может привести к непредсказуемым последствиям».
     В ответе заместителя главы администрации города Ислама Ульбашева говорилось, что 28 июня мэрией утвержден новый порядок размещения нестационарных торговых объектов, и директору зоопарка направлено требование привести в соответствие с ним работу летнего кафе и торговых точек.
     Там же отмечено, что в соответствии с законодательством и своим уставом зоопарк для обеспечения своей работы «может заниматься торгово-экономической деятельностью», а продажа специального корма не противоречит требованиям нормативных правовых актов: «Вырученные средства, в среднем 1000 рублей в день, идут на хозяйственные нужды…»
     Заключен договор об изготовлении входных билетов, которые будут содержать все необходимые для бланков строгой отчетности сведения.
     В обращении к прокурору Нальчика Народный контроль назвал ответ мэрии «неудовлетворительным»: «В ответе нет разъяснений – из каких средств формируются лотки с кормом, почему торговля ведется без кассовых чеков или бланков строгой отчетности, отсутствуют ссылки на правовой акт, послуживший основанием для организации торговли, не указано, как определена цена одного лотка с кормом, поступают ли средства в бюджет города».
     Народный контроль считает, что администрация города «полностью проигнорировала» вопрос о работе летнего кафе и торговых точек.
     Общественное движение просит прокуратуру рассмотреть законность действий мэрии, отказавшей в предоставлении информации, и обязать ее дать ответ на поставленные вопросы. А также проверить коммерческую деятельность зоопарка, так как в уставе учреждения и в положении управления культуры администрации, в структуру которого входит зоопарк, перечень платных услуг, представляемых учреждением, ограничивается продажей входных билетов.
Михаил Поляков



     Преподаватель йоги Эллина Жанукуева («Газета Юга» №4, 2012) увлекается живописью:
     Практика научила фокусироваться на себе – полтора часа занятий с высокой концентрацией не позволяют думать о постороннем. Со временем этот навык перешел на все кластеры жизни – в том числе на увлечения.
     Рисовать нравилось с детства. Не так давно нашла педагога, получила базовые знания о технике и принципах, понятии света и тени. Научилась быть слегка небрежной, но при этом выполнять первостепенную задачу…



     Фатима Нирова преподает рисунок и танец мандала:
     Окончила Ростовскую экономическую академию, хотя мечтала поступить в художественный вуз, чтобы реализоваться творчески. Работая в Москве, заинтересовалась восточными танцами – это улучшило не только физическую форму, но и настроение. Спустя какое-то время стала сертифицированным педагогом и сама начала давать уроки. Поначалу совмещала это с основной специальностью, но со временем ушла с должности и открыла собственную студию.Оставила танцы после замужества и рождения детей. Переехала с семьей в Нальчик и решила заняться рисованием – просто для себя. Остановилась на медитативной технике мандалы. Само слово в переводе с санскрита означает «круг» и интерпретируется как модель Вселенной.


Жанна Кунижева стилизует национальный костюм под современность:

     Окончила Северо-Кавказский федеральный университет по направлению «Дизайн одежды». Месяц назад была принята в творческий союз художников России, чем очень горжусь. Шью одежду с девятого класса, но проводить вычисления, изучать конструкции и грамотно строить лекала научилась лишь в вузе. В моей профессии все определяет опыт, поэтому планирую посещать курсы по дизайну современного костюма в Москве и Петербурге.
     Основные заказы – вечерние платья. Стараюсь отговаривать клиентов от привычных им кружев и пышных юбок и предлагаю легкую стилизацию под национальный костюм – мне всегда хотелось привнести его элементы в современную жизнь. Самый простой и выигрышный вариант преобразования – декорирование наряда традиционным орнаментом. Но хочется усложнить задачу и чуть изменить сам крой – сделать его удобным и уместным в повседневной жизни…
     Подробности в «Газете Юга» №34-2017.


«Просто нужно подождать немного»

     53-летний репатриант Тозар Хажба с женой Рандой и двумя сыновьями Усамой и Анасом приехали из Дамаска 5 лет назад. Первое время жили в санатории, потом на деньги благотворителей купили в Благовещенке дом. За это время у них родились еще три дочери. Близняшкам Розе и Розане три годика, Сами – полтора. В роли переводчика выступил 15-летний Анас – он уже хорошо владеет русским языком:
     Мы с братом в школу ходим, поэтому быстро выучили язык. Теперь учим родителей и девочек.
     Папа говорит, что дома был дальнобойщиком. У него есть водительские права пяти стран. А вот с российскими – проблема. Нужно язык выучить сперва, ходить на курсы, а для родителей это сейчас… ну… большая сумма. Сейчас папа работает плотником – у кого-то мастерит сундуки. Да, денег, конечно, немного, но…
     Еще нам подарили корову! За это время у Майи уже пять телят было. И мы их продаем. Огород есть. Все работаем там. Нет, мы городские жители, не знали раньше, что и как. А сейчас хорошо вроде пошло на земле… И почти ветеринарами стали.
     Девочки ходили в садик, но за каждую нужно платить по тысяче рублей. Мы не можем, поэтому Роза и Розана пока дома.
     Мы привыкли уже жить тут. И никогда не жалели, что приехали именно сюда. Верили, что все наладится, просто нужно подождать немного. Тут – мир, тут – земля, о которой всегда знали… Нужно решить вопросы с видом на жительство, а это опять о деньгах речь. В апреле истекает его срок действия, как и срок действия наших паспортов граждан Сирии. Чтобы продлить вид на жительство, нужно иметь действующий паспорт, а это обойдется в приличную сумму. На нас четверых по 400 долларов, на девочек – по 300. Еще же и жить нужно будет в Москве, пока решают эти вопросы в сирийском посольстве. Только это родителей и беспокоит.


Культура
«Если ночью позвонят: приезжай просто постоять в уголке сцены, поеду не раздумывая...»

     Актер кабардинского театра Тимур Шидгинов сыграл эпизодическую роль в «Тесноте» Кантемира Балагова («Газета Юга» №16, 25, 32):
     В Герменчике, где я вырос, в выпускных классах мы часто проводили всякие КВН, выезжали в соседние села и даже становились чемпионами района. Тогда и понял, что хочу связать жизнь с актерской профессией. Родители, конечно, были не в восторге. Отец спрашивал: сможешь на это прожить? Но меня уже было не переубедить.
     Поступил в СКГИИ к Тамаре Борисовне Балкаровой. Там и познакомился с Олегом Хамоковым («Газета Юга» №30, 2016), который еще не подозревал, что скоро поступит в мастерскую Сокурова в КБГУ. Уже тогда Олег пробовал себя в роли режиссера, хотя обучался, как и я, на актерском. Так я снялся в его первой работе... Конечно, это было несерьезно, но именно тогда, взглянув на себя со стороны – на экране, понял, что довольно киногеничен.
     Уже став учеником Сокурова, Олег задействовал меня в своих студенческих работах. Там и с остальными ребятами познакомился, которые тоже стали приглашать в свои короткометражки. Больше всего запомнились съемки в «Антигоне» Олега. В этой роли меня многие не узнают. Она потребовала большого сосредоточения внутреннего, что не могло не отразиться и на внешнем облике. Несмотря на то, что человек я веселый и люблю пошутить, драматические роли, как мне кажется, удаются мне лучше. Снимали тогда в Абхазии. Мой герой – Гемон, жених Антигоны. По сценарию, узнав, что его невеста мертва, он пошел топиться в море. Олег сказал: зайди в воду по грудь, задержи дыхание и медленно приседай, пока не уйдешь с головой, и посиди, сколько сможешь. А на дворе ноябрь, море чертовски холодное. Не успел дойти до пояса, как все тело свело. Когда вода коснулась груди, решил – пора. Но от холода не смог сделать вдох, так и ушел под воду. Через секунды две вынырнул. Повезло, что Олег решил не делать второй дубль. Потом смонтировал все как нужно.
     В работах Кантемира я не участвовал, так как снимал он всегда на русском языке. А я немного стесняюсь своего акцента. Но на съемочной площадке встречались – сокуровцы же всегда друг другу помогали. Когда узнал, что он в Питере начал снимать полнометражный фильм, почему-то подумал: вспомнит ли он обо мне? Так и получилось. Он позвонил вечером, сказал, что ему нужен человек на роль третьего плана. Спросил, смогу ли завтра прилететь. Я тут же позвонил в театр, там вошли в положение, на две недели отпустили. Вместе с Назиром Жуковым («Газета Юга» №23) на следующий день уже были там.
     Работать с Кантиком совершенно не трудно. К нему всегда можно было подойти, посоветоваться. Высказать свое мнение, как можно сделать роль интереснее. Хотя с Дарьей Жовнер он был достаточно строг. Никому не разрешал подходить к ней, разговаривать. Это не только на площадке – в театре тоже нельзя подходить и отвлекать актера, уже настроившегося на роль. Но мы с другим актером, игравшим еще одного друга Залима, под разными предлогами (типа чайку налить) все же смогли перекинуться с ней парой слов.
     Еще при ознакомлении со сценарием пронеслась мысль: как так, мне же еще в республику возвращаться, а тут надо играть кабардинских парней, которые пьют пиво, курят и «шабят»... Но потом успокоился: любой здравомыслящий человек поймет, что это наша профессия и этого потребовала роль. Да и у какого народа нет плохих представителей? Как говорится, Iей зимыIэ щыIэкъым – в семье не без урода.
     Вся шумиха с фильмом как-то обошла меня стороной. Честно говоря, я и посмотреть его не успел, так как во время проката находился на съемках в Камлюково. Снимаюсь в дебютной картине Андзора Емкужева («Газета Юга» №38, 2016). Это тоже довольно драматичная вещь: дядя парня, которого в Москве убили, едет забирать его тело и встречается со скинхедами...
     Кино или театр? Выбирать, думаю, не придется. Мне нравится атмосфера на съемочной площадке, но и театр никогда не оставлю. Ведь, если вдуматься, я тружусь в единственном в мире кабардинском театре – другого такого нет. Работаю не так давно, и больших ролей у меня пока нет. Но если ночью позвонят и скажут: приезжай просто постоять в уголке сцены, поеду не раздумывая...


Право

     Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда КБР, рассмотрев апелляционное представление государственного обвинителя Ольги Чибиневой и апелляционные жалобы Оксаны Ивановой и ее защитников («Газета Юга» №32), отменила приговор нальчикского городского суда в отношении подполковников юстиции Оксаны Ивановой и Марины Приевой от 16 января («Газета Юга» №3). Приева была оправдана по трем вменявшимся ей эпизодам, а Иванова признана виновной по одному из четырех эпизодов и получила наказание, равное времени лишения свободы в период следствия и суда.
     Перед апелляционным рассмотрением суд огласил результаты служебной проверки по жалобе Оксаны Ивановой, обнаружившей, что между провозглашенным судом приговором и выданным на бумажном носителе текстом вердикта разница в 4400 слов («Газета Юга» №32). Проверка подтвердила этот факт…
     Подробности в «Газете Юга» №34-2017.




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2017 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru