Газета Юга
Газета Юга №46(1027)
14 ноября 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Цены выросли на 5%

     По сообщению территориального органа статистики, в январе–сентябре 2013 в республике произошло снижение промышленного производства на 9,5%.
     Наибольшее падение продемонстрировали обрабатывающие предприятия – на 12,7%. Пищевых продуктов, включая напитки, выпущено в два раза меньше, чем в прошлом году, что связано с сокращением на 51,6% выпуска алкогольной продукции. Наблюдается снижение объемов продукции предприятий текстильного и швейного производства – на 8,8%, транспортных средств и оборудования – на 14,1%, производства металлических изделий – на 16%, нефтепродуктов – на 51,7%.
     Цены за 9 месяцев выросли на 5%. В то же время реальные располагаемые денежные доходы увеличились лишь на 2,7%. В структуре их использования 77,4% приходится на покупку товаров и услуг. Наиболее высокий размер зарплаты зафиксирован в организациях, осуществляющих госуправление.


Хлеб «Крестьянский» пекли только для выставки

     На всероссийской выставке «Золотая осень» в Москве хлеб «Крестьянский» ОАО «Прохладненский хлебозавод» получил бронзовую медаль («Газета Юга» №42). Однако медалиста в магазинах, в том числе фирменных хлебозавода, нет. Комментирует ведущий инженер-технолог хлебозавода Лариса Луценко:
     Хлеб «Крестьянский» круглой формы, вес 0,5 килограмма, посыпан смесью кунжута и гречневых хлопьев. Вместо него сейчас в Прохладном продается батончик «Колосок», относящийся по классификации не к хлебу, а к хлебобулочным изделиям, так как его вес 250 граммов. Некоторые компоненты хлеба «Крестьянского» в него тоже входят: курага, фундук, изюм. Но формовка другая, плетение из двух видов теста – белого и темного – другое. Посыпки нет.
     Цена батончика 19 рублей. Хлеб «Крестьянский» стоил бы около 40 рублей, что не по карману покупателям нашего города. По этой причине решили производить не хлеб «Крестьянский», а хлебобулочное изделие батончик «Колосок».
     
     От редакции: а почему тогда и на выставку не послали батончик «Колосок»?
Александр Зубенко


Политика
Бесполезный закон отменили через 11 лет

     Парламент Кабардино-Балкарии признал утратившим силу закон «О досудебной санации организаций, имеющих задолженность перед республиканским бюджетом».
     Документ, принятый летом 2002, предусматривал меры финансового оздоровления предприятий-должников: реструктуризацию долгов, финансовую помощь, переход прав кредиторов к другим лицам, реформирование путем реорганизации («Газета Юга» №49, 2001).
     Дискуссии вокруг законопроекта велись в парламенте КБР еще на стадии его обсуждения: прокуратура КБР считала, что вопросы реструктуризации долгов урегулированы федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» и Гражданским кодексом РФ, ее поддерживал ряд комитетов законодательного органа, подчеркивая, что в нем нет ничего нового. Авторы документа считали, что в нем речь идет не о банкротстве, а о том, как его избежать («Газета Юга» №22, 2002).
     Признать закон утратившим силу предложило правительство республики. Министр финансов Мурат Керефов отметил, что документ по сути не имел практической реализации, так как меры санации, предусмотренные в нем, ежегодно приостанавливались законом о республиканском бюджете.


Хамидби Берхамов получил мандат Юрия Альтудова

     Решением Избирательной комиссии КБР 57-летний заместитель руководителя Управления Северо-Кавказских автомобильных дорог Хамидби Берхамов получил мандат депутата парламента КБР, освободившийся после перехода Юрия Альтудова на должность первого вице-премьера («Газета Юга» №43).
     Берхамов баллотировался по избирательному списку «Единой России» под номером 74 и вошел во фракцию единороссов. Решением парламента он стал членом двух комитетов: по промышленности, дорожному хозяйству, транспорту и связи, а также по экологии и природопользованию.
Олег Гусейнов


Общество
Мухамед Шогенов – и.о. управляющего ОПФР по КБР

     12 ноября в управлении Пенсионного фонда России по Нальчику председатель парламента КБР Ануар Чеченов, вице-премьеры Ирина Марьяш и Мухамед Кодзоков представили начальникам отделов Мухамеда Шогенова в качестве заместителя управляющего ОПФР по КБР, исполняющего его обязанности.
     Хасанби Шеожев («Газета Юга» №38) находится на больничном после операции, проведенной в Германии.
     Мухамед Шогенов, 69 лет.
     Работал каменщиком, архитектором Урванского района, председателем Нарткалинского горисполкома, председателем Госстроя КБАССР, вторым секретарем Нальчикского горкома КПСС, управделами и руководителем аппарата президента и Кабинета министров, мэром Нальчика, главным федеральным инспектором по КБР, специальным представителем президента КБР по обеспечению взаимодействия с федеральными органами государственной власти и правительством Москвы. С 2011 – и.о. постоянного представителя КБР при президенте РФ.
     Женат, трое детей.


Гольф-клуб вместо пашни

     Представители общественных организаций и активисты из сельских районов Кабардино-Балкарии в ходе круглого стола, прошедшего в Нальчике, обсудили ситуацию с исполнением 131 закона и земельные проблемы.
     Руководитель регионального отделения «Крестьянского фронта» Далхат Байдаев заявил о существовании в республике «чиновничьих звеньев», которые не приносят пользы, а лишь «поедают очень большие деньги»: «Кабардино-Балкария занимает седьмое место в России по уровню зарплаты чиновников,
     а по всем остальным показателям – 78–81 места. Я не знаю, какая сумма уходит на районное звено, которое нам абсолютно не нужно, но это 300–400 млн рублей, если не больше».
     Председатель общественного движения «Хасэ» Ибрагим Яганов сообщил, что 131 закон в республике разговорами о «невозможности его выполнить» был заведен в тупик: «А вся проблема в том, что по этому закону власти обязаны отдать все земли сельхозназначения сельским муниципальным образованиям. А вместе с землями львиную долю полномочий, а также средства, поступающие из федерального бюджета. Этого власти допустить не могут.
     В результате создалась ситуация, когда земли находятся в управлении районных властей, а это иной уровень. Сегодня районные муниципальные образования являются коррупционной прослойкой и делают все, чтобы этот закон не был реализован».
     На встрече отмечалось, что спиртовики искусственно сбивают цену на кукурузу. Яганов отметил, что создалась критическая ситуация: «Цена на кукурузу чуть более трех рублей. Это фактически катастрофа – ее себестоимость 2,5 рубля, и продажа за три рубля приведет арендаторов к долговой зависимости. У очень многих фермеров арендные договоры заканчиваются. В Нартане такое происходит – большинство фермеров не будут продлевать аренду. Это связано с тем, что 1200 га территории села будут отторгнуты для строительства ипподрома и гольф-клуба, а около 500 га пойдут под интенсивные сады».
     Ибрагим Яганов рассказал, что глава Кабардино-Балкарии в ходе поездки в Италию заключил договоры о закладке интенсивных садов на площади
     12 тыс. га. Высказав свое критическое отношение к этим садам («Газета Юга» №39), Яганов отметил, что они значительно сокращают пашню, которая могла бы использоваться для производства зерна: «К 2015, когда должен быть реализован 131 закон, значительная часть земли будет занята интенсивными садами. Произойдет, по существу, рейдерский захват земли отдельными личностями». В этой ситуации, по словам Ибрагима Яганова, необходимо бороться за реализацию положений 131 закона, чтобы земли передали селам: «А такую прослойку, как районные муниципальные образования, необходимо ликвидировать. Они сейчас лишние, они наносят прямой вред реализации закона. При современных коммуникациях и технологиях можно спокойно управлять территориями из центра.
     Мы часто говорим главам сельских муниципальных образований, что они подотчетны только жителям села, у них нет начальства. Они не могут в это поверить, расценивают это как провокацию. Это говорит об их образовательном уровне. Никто из них не изучил 131 закон и не знает своих полномочий».
     «Нашими землями управляет район, а не село, – заявил Юсуп Кулиев из Яникоя. – 40% арендной платы идет селу, а 60% – району. Это противоречит 131 закону».
     Представитель Терского района Радик Дышеков сообщил: 2–3 года назад главы сел написали заявление главе района, чтобы он распоряжался землями сельхозназначения: «Это было сделано не по своей воле. Их обязали это сделать, чтобы создать нынешнюю ситуацию. Арендную плату подняли в
     2 раза, до 2 тыс., чтобы мы не могли платить. Если муниципальное образование станет самостоятельным, глава будет думать, что-то создавать, искать. А сейчас он не думает, а делает то, что говорит глава района».
     «В 131 законе четко прописано, что местное самоуправление самостоятельно, оно отделено от государственной власти. Но наше местное самоуправление не является таковым. Это некое подразделение исполнительной власти, четко и беспрекословно выполняющее ее волю. Сельское хозяйство во всем мире является дотационным. Но в нашей республике до арендатора и фермера дотации не доходят. Куда они уходят, это другой вопрос, но федеральный центр выделяет колоссальные средства», – заявил Адам Медалиев, представляющий Нартан.
     Руслан Дзагаштов из Нижнего Акбаша рассказал, что в 1992 его отец взял землю в аренду: «Все село смеялось. Затем он оформлял фермерство. Мы, шестеро братьев, работали. Отец платил все налоги, платил
     АККОРу, сдавал все отчеты. Но мы никогда ни копейки не получали. В 1993–1994 привезли два ящика водки, сказали: это
     АККОР раздает, распишитесь. Отец не взял».
     Руслан Дзагаштов сообщил, что у него в селе та же ситуация с землей: «Мы собираем людей, говорим о земле. У главы села один ответ: «Я не раздаю землю. Это делает Панагов. Идите в «Белый дом» и берите, а я не имею права».
Олег Гусейнов


«Такого еще не доводилось видеть»

     В Нальчике прошел финал конкурса красоты «Мисс КБР – 2013».
     Мероприятие в ДК Профсоюзов началось на полтора часа позже назначенного времени – до последнего в зале «шлифовали» хореографию красавиц, а зрители ожидали под дверью в холле.
     Самой молодой участницей оказалась 15-летняя ученица лицея №2, самой старшей было 22 года. За 3 часа конкурсного времени девушки продефилировали в «офисных» красных платьях (фото 1), в «спортивном» стиле (организаторы продемонстрировали политическую смелость: «олимпийский огонь» был запален от зажигалки), в вечерних платьях, а также прошли полуфинал, «интеллектуальный» конкурс и конкурс талантов (фото 2). В промежутках выступали «восходящие» звезды Северного Кавказа, на несколько помятом экране демонстрировали немые ролики о подготовке конкурсанток.
     Мисс КБР – 2013 стала 22-летняя выпускница факультета филологии КБГУ (английский язык) Айшат Шугушева (174, 90–62–92). Для вручения короны на сцене появилась Мисс-2012 Ирэна Жанатаева. Однако корону сразу снимать с себя не стала. Победительнице пришлось сперва попозировать фотографам некоронованной (фото 3).
     Уходя с мероприятия, известный местный фотограф заметил: «Уже не первый десяток лет конкурсы красоты фотографирую, но такого еще не доводилось видеть...»
Алиса Баева


Традиционный столик с модификацией

     Преподаватель факультета искусств и средств массовой информации КБГУ Ратмир Браев («Газета Юга» №31) попал на страницы российского журнала-каталога «Новые лица в искусстве» после того, как был признан лучшим на «Российской неделе искусств» в номинации «Инкрустация»:
     Раньше о существовании этого каталога я и не знал – захотелось полистать. Кроме меня, в этой выставке участвовали и другие наши преподаватели и студенты – те, у кого на тот момент была готовая работа. Сам поехать не смог, но отправил декоративный адыгский столик-треногу, по-нашему «Iэнэ», и три стульчика к нему.
     Инкрустация – это когда на поверхности изделия делается накладка, отличающаяся по цвету или материалу. Моя работа попала под эту категорию, так как сам столик деревянный, а посередине латунное блюдо с чеканкой адыгским орнаментом. Его можно снять и в образовавшееся отверстие вставить, например, казан. Под столиком есть специальное крепление, куда его можно ставить.
     Такого в традиционном столике нет – это моя модификация. Мой дядя Аслан рассказывал, что раньше, когда человек приходил в гости, его заводили в гостиную, усаживали, а потом – на таком вот столике – заносили ему еду, как на подносе. Насколько это правда, не знаю. Но, говорят, смысл столика был в том, что его высота не давала сильно объедаться. Человек сидит за ним практически на корточках, и у него возникает ощущение, что живот уже набит. Много съесть в таком положении невозможно.
     Полистал книжки, посмотрел в интернете, нашел старые фотографии и постарался свой столик сделать таких же размеров. Гвоздей в нем быть не должно, все детали подгонялись между собой. Постарался придать более древний вид, поэтому дерево специально состарил.
     Началось все с того, что услышал в школе про отделение декоративно-прикладного искусства в КБГУ. Пришел, посмотрел: студенты такие серьезные, все чем-то заняты, от всего отрешенные. Решил поступать. Хотя родители хотели, чтобы я пошел учиться на другой факультет. Способностей особых у меня не было. Бывший заведующий нашей кафедрой Борис Мальбахов, посмотрев на мои рисунки, вошел в ступор. Сказал, что эти детские рисунки никуда не годятся, и посоветовал поискать репетитора. Я пошел в колледж дизайна, нашел преподавательницу, взявшуюся научить меня рисовать. Позанимался с ней около месяца. Также художник Юрий Алиев мне очень помог, предложив у него позаниматься. Всего за пару занятий он мне весьма четко объяснил все нюансы. При поступлении сдавали экзамены. Естественно, после месяца занятий у меня особо ничего не выходило. Зачислять не хотели, но на все воля Бога – взяли. Конечно, я долго мучился. Где-то до второго курса практически не ел, не спал. Все время нужно было усиленно работать, потому что сокурсниками были ребята, закончившие художественную школу, колледж дизайна, институт искусств. А мне приходилось наяривать…
     По завершении учебы предложили остаться на факультете преподавателем. Сразу отказался. Быть мастером – это одно, а донести свое мастерство до других – совсем другое. Потом подумал: «Посмотрю. Может, и получится». Оказалось, ничего сложного в преподавании нет.
     Третий год работаю в центре эстетического воспитания детей имени Жабаги Казаноко. Обучаю чеканке, ювелирному делу, проектированию, моделированию – всему по чуть-чуть, но в комплексе. Чтобы дети хотя бы имели представление об этих ремеслах. Профессионально там их обучить, конечно, не получится, они и не осилят весь материал. Но талантливые дети есть. Смена подрастает.


Черкеска и папаха отца, платье – матери, сапоги – дедушки…

     Арсен Афаунов из Чегема-2 уверен, что был первым в республике исполнителем фолк-рока:
     Отец танцевал в «Кабардинке», поэтому еще школьником я начал увлекаться нашей культурой. С младших классов ходил в кружок национальных танцев. В седьмом классе учитель кабардинского предложил поучаствовать в конкурсе национальной песни – спеть старинную «Нартхэ ди Бэдынокъуэ». Я очень благодарен этому человеку – мой голос проявился благодаря ему. Я занял первое место. А через год поступило предложение поучаствовать уже в республиканском конкурсе. Мой наставник порекомендовал спеть народную кабардинскую песню, сложенную про местного Робин Гуда – «Уэзы Мурат и уэрэд» (Песнь про Озова Мурата). Занял третье место.
     В 2000-м решил изменить эту песню. Наложил слова на гитару – и получилась совсем другая мелодия. Мой друг Рашид, до сих пор работающий в ЗАГСе синтезаторщиком, посоветовал сходить в студию звукозаписи Ирины Ракитиной к Анатолию Клименко. Он на эту же мелодию наложил флейту, а Олег Кодзоков сыграл гитарную партию.
     Прошло еще три года, и я решил, что пора мою версию песни про Мурата Озова подымать на серьезный уровень: сделать профессиональную фоно грамму и снять клип. Для начала сходил в библиотеку имени Крупской, чтобы найти более углубленный материал про этого человека. Перелистав очень много книг, обнаружил про него всего лишь 15–20 строчек. Обратился к Баширу Жашуеву, у которого своя студия звукозаписи. Он великолепно составляет рок-композиции. Башир спросил, чего я хочу от этой песни. Я ответил: жесткий фолк-рок. До этого я слышал подобные композиции – например, шотландские старинные песни с элементами рока. У нас что-то подобное тоже слышал в начале 2000-х, но это был не фолк-рок – просто старинная печальная песня была наложена на современную гитарную мелодию. Башир одобрил, пригласил Олега Кодзокова, который сделал гитарную партию. И в 2005 я приступил к съемкам моего первого клипа.
     В основу сюжета взята история, когда Мурата Озова – удалого абрека, покровителя бедняков, жившего в дореволюционные времена, предали друзья. Его мечтала поймать вся царская полиция. Полицаи поймали его близких товарищей, посадили в тюрьму, где произошла договоренность: если они сдадут Мурата властям, полицаи их больше не трогают. Те согласились. Назначили Мурату дружескую встречу, где его взяли жандармы и посадили в тюрьму «Белый лебедь» в Пятигорске. Там «смотрящему» зэку приказали его убить. Но Мурат шилом, которое всегда хранил в сапоге, поразил его прямо в сердце. Затем раздвинул решетки на окне, поломал себе ребра, пролез и сбежал. Оказавшись на свободе, он нашел друзей, которые его сдали, и поочередно убил. История заканчивается тем, что он со своей невестой уезжает в Турцию. А дальше о его судьбе ничего не известно.
     Те крупинки из жизни Мурата Озова, которые я где-то нашел, где-то слышал, воссоединил и показал в этом клипе. Сделать его помогли мои друзья: снимали два моих соседа, ребята из «Кабардинки» исполняли соло с саблями, шурин сыграл полицая, зэка – друг. За тюрьму сошло старинное чегемское здание, половина которого принадлежала какой-то организации, а вторая заброшена. В клипе есть момент, где Озов дарит пахотный плуг старику-крестьянину. Старика сыграл мой ныне покойный сосед Сафарби Умыхов. Плуг его же – начала 1900-х. Кончается клип тем, что Мурат Озов вонзает свой кинжал в старую башню и уходит. Это символизирует его прощание с родиной. В клипе башня – это старинный могильник, братское захоронение, находящееся на границе между селениями Чегем-2 и Лечинкай.
     Мы все отсняли. И так получилось, что по семейным обстоятельствам мне пришлось уехать в Москву на заработки. На канале НТВ работает мой бывший одноклассник Сергей Подрожняк. Он забрал у меня черновой материал и смонтировал.
     А второй клип был снят в 2012. Песню сочинили вместе с Амуром Успаевым. Музыка 50/50 с Амуром, слова и сценарий клипа полностью мои. Снимал и монтировал преподаватель одной из нальчикских школ Олег Кочетов («Газета Юга» №48, 2009).
     Сюжет таков: время турецких набегов на Кабарду, черкес возвращается с войны в родное село и видит, что оно разграблено, сожжено, много людей убито. Он замечает вдали связанных пленников, которых турки во главе с пашой уводят в полон, и бросается на помощь.
     Я попросил директора балкарского театра выдать мне какой-нибудь муляж дома. Он мне очень помог, предоставив весь необходимый реквизит. Конечно, жаль было сжигать, хорошие декорации были, остались от какого-то спектакля. Директор сказал: «Еще сделаем, бери. Только что-нибудь делай. Дерзай». Чегемский клуб предоставил черкески, а турецкие одежды дали в русском драматическом театре. Башлык и шапки-турки сшила моя супруга, так как я не смог их нигде найти. Турецкие сабли сделал сам из старой косы – она имеет очень похожий изгиб.
     Играли опять же мои друзья и родственники. Девушка-горянка – супруга Олега Кочетова. Одета она была в свадебное платье моей матери, которое та хранит уже более 40 лет («Газета Юга» №38).
     Чистокровных кабардинских лошадей одолжил мой близкий друг Алим Шогенов, который входит в пятерку профессионалов нашей республики, занимающихся разведением скакунов. Все атрибуты на лошади – новые. Сделаны по чисто кабардинской технологии отцом Алима.
     В обоих клипах на мне черкеска и папаха моего покойного отца, а также раритетные кирзовые сапоги, сделанные в 1959 – наследство от дедушки-кавалериста. Дедушка их очень берег, но мне все равно пришлось их немного восстановить. Нашел мастера, который сменил подошву и расширил их с помощью колодки специально под мой размер ноги.
     Честно скажу: на съемках было очень нелегко. Спасибо огромное тем людям, которые абсолютно безвозмездно мне помогали. Затраты на съемки обоих клипов были минимальными – в основном на топливо и на покупку материалов для пошива одежды.
     С детства пишу фантастические и исторические рассказы. У меня сейчас готовых к съемкам сценариев к художественным фильмам четыре штуки. Есть также много песен как на родном, так и на русском языках. Пишу для самого себя. Хоть песни у меня в основном об адыгах и нашей истории, не люблю громких националистических возгласов. У меня куча друзей и балкарцев, и русских.
     Работаю скромным водителем маршрутного такси. Но очень надеюсь, что в скором времени буду более профессионально заниматься и творчеством. Бросать работу нельзя – у меня семья, дети.


«Пусть убьет, но бороться не перестану»

     80-летний пенсионер из Эльбруса Юсуп Алчагиров выжил после схватки с медведем.
     «30 лет я ходил по горам и ни разу лицом к лицу не сталкивался с таким огромным животным, – рассказал Юсуп Исмаилович. – На этот раз, как обычно, утром верхом на ишаке выгнал барашков на пастбище у перевала Ирикчат. Они спустились к речке – там трава свежая, сочная. А у меня недалеко оттуда каменный домик – кош называется. Решил: пока барашки пасутся, схожу туда, перекушу, отдохну и обратно. Ишака отпустил и пошел пешком. Перекусил, решил под деревом на солнышке полежать. Разморило меня, и я задремал. Когда проснулся, на часах было без десяти четыре. Решил заседлать ишака – и домой. Дорога проходит через ущелье, вдоль которого котлован и всего одна тропинка. Спустился с ущелья – и столкнулся лицом к лицу с медведем. Он, видимо, на барашка моего шел, но наткнулся на меня. В одной руке у меня была куртка, в другой нож. Я знал, что он не пропустит, и, кинув куртку ему в лицо, пошел на него с ножом. Он схватил меня за руки, вырвал нож, и мы начали бороться. Схватил за ребра, повалил меня на спину, а потом ударил по голове так, что челюсть сломал. Я еле поднялся – и он снова на меня пошел. Поднял, как штангист, над своей головой и бросил оземь. И снова начал то бить лапами, то кусать зубами. Я уворачивался из последних сил. Думал: пусть убьет, но бороться не перестану. Схватил его за шею и что оставалось сил ударил головой по его морде. А он меня наотмашь лапой в грудь. Разозлился, схватил меня за коленки и сбросил с обрыва. Я потерял сознание.
     Подошел он ко мне потом или нет, не знаю: в сознание пришел около семи вечера. Попытался привстать, но стал харкать кровью. Посмотрел по сторонам: ни медведя, ни барашков, а рядом разодранная в клочья куртка. Я снова попытался встать, но больше чем на два шага меня не хватило. Передохнул и снова сделал попытку встать. Сделал два шага и снова лег. Так потихоньку дополз до коша. Перевел дух и забрался на ишака – лег животом, свесив голову вниз. До обрыва он меня донес, а дальше снова сам. Почти у подножия встретил мужчину и женщину, собирающих барбарис, но, увидев меня всего в крови, они испугались и убежали. Я еле дошел до дороги и упал. Сил больше не было…»
     «Уже смеркалось, а мужа и барашков все не было, – вспоминает Ханипа Алчагирова. – На улице я встретила соседа Юсупа Гулиева, который предложил свою помощь. Я говорю ему: «Не с добра он так задержался. Не ходи один». Он взял с собой Аскера Апсуваева, и они отправились на поиски. Вызвали скорую и МЧС, которые вынесли супруга на носилках. Я заплакала, когда увидела мужа – его было не узнать: весь в крови, синяки черные, огромные гематомы... Он еле дышал. Спасибо огромное Эльбрусской районной и сельской больницам, которые после этого ужаса поставили его на ноги».
     Юсуп Алчагиров отказался фотографироваться в постели. Превозмогая боль, встал с кровати, сел на стул и только потом разрешил себя снимать.
Елена Нирова


Культура
«Пользуюсь мазком, который исчезает из коммерческой живописи»

     В музее изобразительных искусств открылась вторая персональная выставка художника из Тырныауза Сулеймана Будаева («Газета Юга» №5, 1996), приуроченная к его 65-летию.
     Среди гостей вернисажа был ведущий специалист Русского музея, член Санкт-Петербургского союза художников Сергей Левандовский, который специально приехал по приглашению галерейщика Данияла Хаджиева, чтобы способствовать изданию каталога работ Будаева.
     «Выставку удалось организовать при финансовой и моральной помощи друзей, – рассказал Даниял Хаджиев. – Но ничего бы не получилось без поддержки наших меценатов Хадиса Рахаева и Рашида Локьяева. Хадис стал поклонником творчества Будаева около года назад, купил несколько его этюдов и вложился в эту выставку. К сожалению, у Рашида – нашего давнишнего благотворителя – умер отец, поэтому он не смог прийти».
     Как рассказывает сам художник, его можно назвать пейзажистом: «Но выписывать веточки и листочки – это не мое. Мне важно передать состояние природы за счет обобщения деталей, таким образом достигнуть цельности. Рисую для себя, для своего удовлетворения, настроения, не задумываясь о зрителе. Пользуюсь мазком, который исчезает из коммерческой живописи. Сейчас зрителю по душе китч, фотореализм. Впрочем, все зависит от его уровня развития... Это мой автопортрет, написанный в бурной молодости, как у Есенина: «Я весь был тогда, как запущенный сад»...»
Алиса Баева


«Творчество Конина понятно»

     В фонде культуры КБР открылась выставка пейзажиста Анатолия Конина («Газета Юга» №37, 2006).
     Выступавшие отмечали, что его картины «понятны и радуют глаз», в отличие от «кругов и квадратов» некоторых других авторов. «Например, Шемякин мне непонятен, о чем я ему сам и сказал. А творчество Конина понятно», – заявил председатель фонда культуры Владимир Вороков.
     Депутат парламента КБР Анатолий Иванов рассказал: «Мы вместе выросли в Старом Череке, очень давно дружим. Говорю: «Толик, почему у тебя на картинах нет хотя бы зверей, птиц и рыб?» Он отвечает: «Тогда это будет уже рыбалка». Ну а если серьезно, то если бы я принял от него все те его работы, что он мне хотел подарить, в этом зале не хватило бы для них места. Хотя у меня и так дома много его полотен».
     «Помню, как Конин пришел к нам в Союз художников. Я очень удивился, когда он – русский человек – вдруг заговорил по-кабардински», – вспомнил скульптор Михаил Тхакумашев, подчеркнув, что талант Конина высоко ценят не только в республике, но и в целом в России.
     «Хотелось бы, чтобы и у нас отмечали художников. Последние два года ни один наш художник не получил звания в республике», – отметил председатель Союза художников КБР Геннадий Темирканов.
     Архитектор Богдан Смертюк сообщил, что «власть знает о потребности местных художников»: «Вполне возможно, что уже через два года у нас будет крупный центр. Мы проектируем его на ипподроме. Там будет много мастерских, более двух тысяч квадратных метров выставочной площади. Так что пишите – все разместим».
Тимур Бахов


7-летний мальчик уже был с кинжалом

     На выставке «Страницы истории народов Северного Кавказа (середина XIX – первая половина XX веков)», организованной Национальным музеем КБР совместно с Государственным центральным музеем современной истории, представлено женское платье западных адыгов XlX в., а также подкольчужник, подшлемник и ноговицы в комплекте доспеха, снаряжения и вооружения кабардинского панцирника XVlll–XlX вв., реконструированные Мадиной Хацуковой:
     «Реконструкцию женского платья (фото 1) сделали по мотивам иллюстраций академика исторической живописи Емельяна Корнеева к книге «Народы Кавказа». Судя по тому, что на иллюстрации девушка в красной шапочке и пхавака, она из княжеского сословия. И ее платье не похоже на домашнее. Изучив крой того времени, мы постарались его воспроизвести. Распашное платье – из вискозы. То, которое внутри, из натурального шелка. Все обшито галуном ручной работы. На рукавах разрезы, и оттуда выглядывает нижняя рубаха.
     Одеяние представительниц западных адыгов отличалось от костюма кабардинок. На платьях кабардинок были нарукавные подвески, вышивка, где широко использовалась знаковая система, они носили высокие конусообразные шапки. Пхавака тоже отличаются от тех, которые носили в Кабарде. Кабардинки носили очень высокие.
     Подшлемник брали из книги историка Дмитрия Клочкова «Отличные храбростью. Собственный Его Императорского Величества конвой», где есть фотографии и все хорошо расписано. Сделали его из войлока. Оторочка – из черного каракуля. Сверху все украшено галунами. Такую шапку носили и без шлема в повседневной жизни.
     Ноговицы шил Аслан Керефов из Шалушки. Они кожаные, двухцветные, с галунами. Эти ноговицы из наших первых реконструкций. Сейчас мы делаем суконные. Иллюстрация ноговиц в сочетании черного и зеленого цветов есть в альбоме графа Григория Гагарина «Натухайский аристократ из Анапы». У Гюльденштедта в «Черкесских аристократах» на мужчине тоже двухцветные ноговицы – но черные с красным.
     Подкольчужник сделали из сукна. Хотя чаще его делали из кожи».
     Директор Национального музея КБР Феликс Наков объяснил предназначение детского пистолета (фото 2) и детского парадного кинжала XlX в.:
     «Военные тренировки для адыгских мальчиков начинались с семи лет. Здесь стоит говорить не о воинском, а о рыцарском воспитании. Формировалось уважительное отношение к окружающим и к себе. Когда ребенок начинает обращаться с оружием, он понимает, что несет ответственность.
     На официальной церемонии мальчик с 7–8 лет должен был быть с кинжалом.
     Детское оружие делилось на парадное и тренировочное. Парадное было украшено и надевалось во время общественных мероприятий и традиционных обрядов. Детское было у всех свободных сословий. Дети крестьян тоже обучались владению оружием.
     Есть описание из событий Русско-Кавказской войны, когда дети принимали участие в защите своего аула, используя детские винтовки.
     Детская шашка упоминается у Пушкина в «Путешествии в Арзрум», детский кинжал – у Лермонтова в «Герое нашего времени» при стычке Казбича с братом Бэлы».
Джульетта Мидова


Право
«Никогда не буду слушаться амиров андеграунда»

     12 ноября подсудимый Амур Хакулов рассказал, что ему ничего не было известно о нападении, его звали участвовать в каких-то разборках, и оружие он впервые увидел на Первом промпроезде. Под давлением Алима Хавжокова (убит 13 октября) и Руслана Одижева (убит летом 2007) ему пришлось взять в руки автомат.
     Обвиняемый подчеркнул: под физическим давлением в ходе следствия ему пришлось сказать, что он произвел 10 выстрелов, но это не соответствует действительности. Хакулов признал вину только в незаконном владении оружием. Он сообщил, что сдался сам, а знакомый сотрудник милиции тогда ему сказал: есть указание президента – на ком нет крови...
     Адвокат Расул Эльжарукаев отметил, что его подзащитный Султан Бекулов в ночь на 13 октября не был в доме Мухамеда Урусова в Нартане, где, по версии обвинения, собралась группа, атаковавшая ОМОН. Утром он шел на работу, по пути его посадили в машину, пообещав подвезти. Таким образом он оказался около ОМОНа. Защитник сообщил, что Бекулову вменяются две гранаты, которых «нет в природе». Он попросил оправдать подсудимого по всем пунктам. Султан Бекулов рассказал суду: «Следователь говорил мне: «Признай эти две гранаты и опознай этих, я тебе амнистию». Я ему поверил, а он меня обманул».
     Первым по эпизоду нападения на погранотряд выступил Ахмед Хупсергенов, говоривший за себя и за брата-близнеца Хасанби. Подсудимый подчеркнул, что его брат стал обвиняемым только потому, что следствию в их группе нужен был еще один человек. Ахмед Хупсергенов напомнил о нескольких свидетелях, которые видели его брата утром 13 октября в Нижнем Куркужине: он ждал маршрутку, чтобы ехать на учебу в Пятигорск. Он указал и на факс из филиала Российского социального университета, свидетельствующий, что 13 октября 2005 Хасанби Хупсергенов находился на занятиях. Следователь выезжал в Пятигорск, где разговаривал с однокурсниками брата, но почему-то не спросил, был ли он в тот день в вузе. Согласно материалам дела, следователь не посмотрел журнал посещаемости. Говоря о себе, Ахмед Хупсергенов сообщил, что познакомился с Хабасом Емкужевым незадолго до октября 2005, они стали вдвоем снимать одну квартиру на ул. Мальбахова в Нальчике: «Мне одному это было накладно».
     По словам подсудимого, вечером 12 октября он собрался ехать в село после суточного дежурства, но задержался у тети, которая строила дом. Так он вернулся на квартиру и застал там «гостей», которые пришли к Емкужеву. Ночью Заур Гучев, представившийся как Нажмудин (покончил с собой в Киеве, где был задержан, когда собирался вылетать в Турцию), попросил его помочь утром подвезти груз. Так он попал на ул. Профсоюзную, где они забрали какие-то мешки (по данным следствия, в них находилось оружие), а затем оказался в районе погранотряда. Здесь Ахмед Хупсергенов взял в руки автомат. Он напомнил, что его не раз в ходе процесса спрашивали: «Зачем взял оружие?» А он отвечал: «Не знаю». Теперь, опираясь на ряд научно-практических публикаций в различных изданиях правовой направленности, он осознал, что находился в состоянии психологического шока и заторможенности: «Я взял оружие бессознательно, находясь в состоянии физиологического аффекта».
     Ахмед Хупсергенов попросил оправдать его и брата.
     Залим Дугулубгов 13 октября 2005 находился на пересечении улиц Суворова и Гагарина рядом с погранотрядом. Он и еще четверо фигурантов дела (были амнистированы в октябре 2006) не предпринимали никаких действий, но имели оружие и разошлись около 10:30–11:00. По версии следствия, они находились в четвертой, так называемой «резервной группе», которая после захвата пограничного отряда должна была присоединиться к тем, кто атаковал воинскую часть, и завладеть оружием. Дугулубгов подчеркнул, что название «резервная группа» и задачи, которые якобы перед ней стояли, – выдумка следствия. Под физическим воздействием им пришлось сказать о резервной группе и о том, что они знали о готовящемся нападении, так как Астемиров и Мукожев объявили джихад. Все четверо амнистированных признали вину в участии в организованном преступном сообществе, незаконном владении оружием и рассказали о роли Дугулубгова. Однако в суде, выступая как свидетели, отказались и от признания вины, и от обвинения Дугулубгова. Адвокат Дугулубгова Мурат Зекореев попросил суд оправдать Дугулубгова по всем пунктам.
     Азамат Канчукоев не давал показаний в ходе судебного следствия. В ходе защитительной речи он объяснил это тем, что в таком случае ему пришлось бы отвечать на вопросы суда и обвинителей о своих подельниках: «Отвечать на эти вопросы правдой – это все равно что надеть на себя шинель с надписью: «Убейте меня!» В связи с этим Канчукоев попросил суд основываться на его показаниях 4 декабря 2006, когда он добровольно сдался правоохранительным органам. Подсудимый отметил, что 13 октября «под дулом автомата» его никто не заставлял участвовать в нападении: «Но до этого была навязана идея, которая заставляла это делать и в которой немало места уделялось угрозам в случае отказа. Эта идея исходила от близких людей, которых я знал с детства. Я нахватался этих убеждений на слепом доверии личности. Мне было чуть за 20, я многое не понимал в религии на почве невежества и слепого доверия к старшим».
     Подсудимый подчеркнул: он не стрелял, и высказался против того, чтобы из него делали «чуть ли не полевого командира» и одного из руководителей событий 13 октября. Он назвал его опознание ошибкой (по версии следствия, он участвовал в «меджлисе», прошедшем 11 октября 2005 в лесу близ Кенже, где присутствовали Басаев, Астемиров и руководители групп. Канчукоев, считает следствие, находился там, был в маске, по горбинке носа его опознал один из подсудимых). Канчукоев признал, что «участвовал во всей этой трагедии», признался в незаконном владении оружием, угоне автомашины, участии в банде и организованном преступном сообществе: «Хотя, если честно, я назвал бы это не преступным сообществом, а авторитарной сектой».
     Подсудимый подчеркнул, что откликнулся на призыв президента и сдался, на нем нет крови: «Я полностью изменил свои убеждения, понял свою ошибку и искренне раскаиваюсь. Отказаться от чуждых идей непросто. Это влечет бойкотирование, притеснения. Я больше никогда не буду слушаться «старших», под которыми я подразумеваю амиров андеграунда».
     Он попросил учесть его деятельное раскаяние и применить к нему статью 64 УК РФ, предполагающую наказание ниже низшего предела.
Олег Гусейнов


Происшествия
Бывший милиционер сжег вымогателя?

     В Баксанском межрайонном следственном отделе СКР по КБР расследуются обстоятельства убийства 23-летнего жителя с. Исламей Х.
     Как рассказали «Газете Юга» в Баксанском МРСО, 7 ноября в поле недалеко от Исламея местные жители обнаружили обгоревшую «Ладу-Приору», на переднем пассажирском сиденье которой находилось тело с признаками сильного термического воздействия. Под водительским сиденьем был найден пистолет. В течение короткого времени было установлено, что это местный житель Х., которому принадлежала сгоревшая «Приора».
     Скоро был задержан и подозреваемый – 37-летний житель Нальчика, бывший сотрудник милиции, занимающийся предпринимательской деятельностью. По его словам, у него вымогали деньги, и он действовал в пределах необходимой обороны. Пистолет принадлежал Х., а ему в ходе борьбы удалось вывернуть его руку...
     После этого он, находясь в шоковом состоянии, поджег автомобиль. По данным правоохранительных органов, Х. был не один.
     По некоторым данным, еще до трагедии подозреваемый пытался сообщить родственникам погибшего о вымогательстве.
Ахмед Акбашев


Спорт
Заслуженная победа

     Хотя обезглавленная, ослабленная потерями «Сибирь» не годится сегодня на роль пробного камня, не заметить было нельзя: «Спартак» подошел к домашнему матчу 23 тура в мажорном настроении. По крайней мере, трудно припомнить, когда болельщики последний раз получали позитивные эмоции от действий «гладиаторов». А тут – доминировали все девяносто минут, эффективно использовали стандарты, уберегли ворота в неприкосновенности...
     Может, дело в наиболее резонансном факторе последних дней – слухе о возвращении Красножана? Пускай даже сам Юрий Анатольевич и обозначил на встрече с активом фанатской среды («Газета Юга» №45): придет только под серьезные цель и средства (читай – возвращение в премьер-лигу). А эти вопросы в компетенции Арсена Канокова.
     Поэтому Тимуру Шипшеву сейчас просто кровь из носу нужны ударные показатели: мол, и без мессии Красножана справляемся. И нужно признать, Шипшеву удалось мотивировать подопечных, которые, завладев преимуществом со стартовым свистком, провели в атаках добрую часть встречи.
     Как и в позапрошлом туре, хорош был Коронов. Именно после его углового на исходе получаса игры Рогочий сделал скидку на пятачок вратарской, где Алексей Аверьянов подправил мяч в ворота новосибирцев – 1:0. А еще через полчаса – уже во втором тайме – гости нарушили правила в десяти-пятнадцати метрах от своей штрафной, и Игорь, обведя стенку и пустив мяч впритирку со штангой, установил окончательный счет – 2:0.
     Благодаря победе «Спартак» поднялся еще на две позиции в турнирной таблице.
     24 тур первенства красно-белые пропустят, а последнюю в этом году игру проведут дома против «Енисея» 23 ноября.
     Между тем 26 ноября в Туле состоится матч между сборными ФНЛ и итальянской серии Б (в нем могут принять участие игроки не старше 21 года), на который тренер россиян наставник «Арсенала» Дмитрий Аленичев вызвал Руслана Абазова и Алихана Шаваева из «Спартака», а также полузащитника Руслана Паштова («Газета Юга» №39) из «Химика» и нападающего Ислама Машукова («Газета Юга» №36) из «Алании».
     

     Пресс-конференция
     Тимур Шипшев, главный тренер «Спартака»:
     – Всех с победой! Всем, кто в эту погоду пришел поддержать нас, спасибо. Думаю, заслуженная победа. Что кас ается игры, более-менее организованно мы сыграли сзади. Ноль сзади – это уже хорошо. Более качественно хотелось бы выходить из обороны: еще быстрее – над этим надо работать. А так, в отсутствие Медведева, Сирадзе, я думаю, мы все-таки с плюсом вышли из этого положения.
     Сергей Кирсанов, и.о. главного тренера «Сибири»:
     – Игра была равная. Мы вторую игру проигрываем и пропускаем голы со стандартных положений. Здесь свои ошибки. И при угловом, когда первый пропустили – там защитник не вышел. И второй гол: сами нарушили, вопросов нет, надо работать. Дисциплина, все упирается – сколько раз уже говорил – в игровую дисциплину. Вашу команду поздравляю – команда с хорошими большими традициями. Тоже негоже, как и нашей команде, быть на таком низком месте. Желаю вам удачи и выбраться из этого положения.
     – С главным тренером вопрос решен?
     – Да. Приезжают Балахнин с Южаниным, мы встречаемся, знакомимся. И начинается новый этап нашей команды.




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru