Газета Юга
Газета Юга №39(1020)
26 сентября 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
А хлеб где будем выращивать?

     За последние годы в Кабардино-Балкарии в сельское хозяйство вложено более 25 млрд рублей, ведется большая работа по внедрению высоких технологий. Это требует больших капвложений, но деньги с небес не падают – они выделяются под республиканские гарантии из федерального бюджета.
     Внешне все хорошо, но большинство проектов заведомо нерентабельные – и в свое время за это придется расплачиваться.
     Федеральные власти и гости республики просто в восторге от так называемых высокотехнологичных садов, расположенных вдоль федеральной трассы на площади около 100 га как рекламные щиты. Но не обернется ли это трагедией?
     Во-первых, весь угар с дорог идет на них. С другой стороны, я помню времена, когда сады вообще не опрыскивали. Сейчас их не только опрыскивают, но и заливают химикаты под корень, отравляя не только яблоки, но и почву. Те, кто занимается этими садами, пытаются догнать Европу. Но Старый Свет стал заложником таких технологий и не знает, как от них избавиться.
     Теоретически один гектар итальянских садов обходится в 800 тыс. – 1 млн рублей. У нас они закладываются по 2 млн. Почему так происходит? Каждый может ответить на этот вопрос по-своему.
     Сельскохозяйственная продукция делится на две категории: экологически чистую и высокотехнологичную. Первая в пять раз дороже второй, и вся Европа старается отказаться от второй, всучивая ее нам под видом чего-то нового.
     В связи с природными аномалиями, наводнениями и засухой в мире грядет зерновой кризис. В садоводстве и овощеводстве можно использовать так называемые высокие технологии. При выращивании зерна они не работают – необходимы огромные площади. В этих условиях каждый гектар пашни должен быть на строгом учете. Но у нас сады разбивают прямо на пашне. В районе Баксана бульдозер сгреб гумус – и освободившуюся площадку засыпали щебнем, чтобы организовать производство овощей с использованием гидропоники.
     Все эти высокие технологии не зависят от грунта. Они основаны на капельном орошении, и сады с их использованием можно располагать где угодно. Но их размещают на пашнях, нанося непоправимый вред.
     И еще один аспект этой проблемы. Высокотехнологичными садами из ближайших соседей России многие годы занимаются Польша и Турция. Они довели эту работу практически до совершенства и в огромных количествах поставляют продукцию на российский рынок. Она значительно дешевле нашей. В условиях участия России в ВТО мы не сможем с ними конкурировать, так как преград для нее уже нет.
Ибрагим Яганов, член Общественного совета при полпреде президента в СКФО


Политика
ПОЛИТИКА

     Представители МЧА, «Адыгэ Хасэ», Координационного Совета адыгских общественных объединений, КБГУ, КБГАУ и творческих союзов республики обратились к руководителям черкесских (адыгских) объединений в США, Канаде, Турции, Иордании, Израиле и европейских странах с просьбой «осудить любые попытки вмешательства в конфликт в Сирии в пользу одной из сторон».
     Председатель Координационного Совета адыгских общественных объединений Жиляби Калмыков заявил «Газете Юга», что обращение вызвано крайне сложной обстановкой на Ближнем Востоке, которая может серьезно отразиться на судьбе наших соотечественников в Сирии: «Вместе с тем при принятии документа я заявил, что и черкесские общественные организации в России должны заявлять о своей позиции руководству РФ».


Общество
Котляревская увековечила память о Георгиевских кавалерах

     20 сентября в Котляревской состоялось открытие памятника 41 станичнику – Георгиевским кавалерам.
     С инициативой выступили почетный атаман Терско-Малкинского казачьего округа и советник главы КБР по казачьим вопросам Михаил Клевцов и директор местного музея Лилия Клевцова. Информацию собирали в архивах. Идею поддержало станичное казачье общество. Обратились к потомкам Георгиевских кавалеров, был объявлен сбор средств. На призыв откликнулись не только станичники, но и казаки Майского и Прохладненского районных обществ, предприниматели.
     Архитектурный проект памятника безвозмездно сделал двоюродный племянник Лилии Клевцовой Аслан Каркаев. Глыбу из-под Эльбруса привез генеральный директор завода «Этана» Сергей Ашинов.
     На памятнике высечены фамилии: Апанасенко К.Т. (полный Георгиевский кавалер), Блоха А.Д., Васильев Г.Н., Гончаров А.И., Давыденко Г.И., Заиченко Е.И., Иванов И.П., Ке-кин Р.Е., Кобцев З, Кривенко П., Лемеш В. А., Лемеш Н.А., Просандеев С., Рыбалко Д. Г., Сахнов Н.Д., Сахнов М.Н., Семерня Г.И., Трофимов З.Н., Филатов М.А., Чеколенко А.П., Чурсин В.П., Чмихайленко И.И. (полный Георгиевский кавалер), Безруков Л.Х., Васильев И.В., Громадченко П.П., Давыденко А.И., Заиченко И.Е., Игнатьев Г., Игнатьев С.И., Коротков Е., Куницын И.М., Лемеш М.Л., Малуха Ф., Пузанков Ф.И., Рябцев И.Н., Сахнов С.Н., Слезов И.М., Семерня К.М., Харненко Г., Филатов Н.Н., Черников Ф.И.
     Михаил Клевцов рассказал, что сессия станичного совета местного самоуправления поначалу не поддержала идею установить памятник Георгиевским кавалерам – за исключением одного депутата, директора школы. Тогда были организованы слушания в станичном муниципалитете. После них депутаты изменили свое мнение.
     На обратной стороне памятника – доска с именами котляревцев, которые покинули Родину после гражданской войны.
     В 2009 было принято решение установить эту доску с обратной стороны стелы героям Гражданской войны, погибшим за советскую власть, – в знак примирения. Однако станичные коммунисты выступили против. Теперь доска заняла место на памятнике Георгиевским кавалерам. На ней надпись: «Котляревцам, сохранившим верность присяге в Гражданской войне (1918–1920 г.г.) и ушедшим в эмиграцию: Хорунжий Давыденко Георгий Иванович, подхорунжий Блоха Алексей Дмитриевич, подхорунжий Куница Иван Михайлович, вахмистр Лемеш Василий Абрамович, казак Алферов Антон Алексеевич, казак Нестеренко Николай Александрович, казак Турчин Пантелей Матвеевич».
     Турчин и Лемеш вернулись из эмиграции. Лемеш был расстрелян в 1937.
     Первый памятник Георгиевским кавалерам был установлен в Прохладном («Газета Юга» №20).
Александр Зубенко, Майский район


Арктика меняется к лучшему

     В Прохладном живет инженер-механик атомохода «Россия» Михаил Черненко:
     По контракту мы четыре месяца работаем на атомоходе и четыре месяца отдыхаем по месту жительства. У меня квартира в Прохладном, здесь моя жена, двое детей, мои родители. Мой отец Василий Иванович Черненко тоже работал в Арктике («Газета Юга» №26, 2005). Был капитаном ледоколов «Сибирь» и «Россия». Я пошел по его стопам.
     Несем как береговые вахты, так и ходовые – морские. Занимаемся проводкой судов по Северному морскому пути. Порт приписки нашего атомохода – Мурманск. Что на берегу, что на море несу вахту по обеспечению ядерной безопасности. Когда в море работает ядерная установка, несу вахту непосредственно за работающими главными и вспомогательными механизмами по всему судну. Провожу периодическое техобслуживание, а в случае неисправности – ремонт с вахтенными машинистами. Старший вахтенный механик контролирует рабочие параметры механизмов из ЦПУ. Я за их работой слежу непосредственно в машинном отделении и кормовой электростанции. Побежал, выяснил, оценил, принял решение и доложил старшему вахтенному механику. Он уже дает указание, что делать дальше. Допустим, запустить резервные механизмы. Или устранить неисправность, сделать небольшой ремонт.
     Фактически зона нашей ответственности – Северный морской путь, от Карских ворот до Берингова пролива, где сейчас проходит основной маршрут. С каждым разом этот маршрут становится все протяженнее и протяженнее. Заявок по проводке судов по Северному морскому пути с каждой навигацией становится больше. Протяженность пути и время проводки зависят от ледовой обстановки.
     Автономное плавание более четырех месяцев. Через пять лет происходит перегрузка ядерного топлива. По Северному морскому пути в основном перевозят энергоресурсы нефтяными танкерами, газовозами, сухогрузами и контейнеровозами.
     С 1996 в Арктике, и за все время нештатных ситуаций не было – техника работает надежно. Аварийных ситуаций, ядерных выбросов не было.
     Начинал работать на атомоходе «Арктика», потом перешел на «Россию».
     На моих глазах Арктика стала меняться к лучшему. После распада СССР многие объекты, поселки оказались заброшенными. Сейчас их восстанавливают. Хотят вернуть утраченные позиции. Чтобы Северный морской путь обслуживали полноценные морские порты.
     Взялись за экологическое состояние Арктики. На заброшенных складах полярных станций долгое время происходили утечки ГСМ. С самолета летом видны тысячи бочек, брошенных много лет назад. Сверху земля кажется рыжей от ржавых бочек ГСМ. Сейчас мусор вывозится, утилизируется. В прошлом году этому была посвящена специальная экологическая экспедиция. Ужесточены экологические нормы при эвакуации полярных станций. Они обязаны с собой все увозить. А раньше такого не было.
     Трижды на атомоходах достигал Северного полюса. В 2008 принимал участие в высокоширотной глубоководной арктической экспедиции. Мы обеспечили проводку к Северному полюсу научного судна с двумя глубоководными аппаратами «Мир». Теми самыми, которые участвовали в сьемках фильма «Титаник». Погружение провели на глубину 4200 м, где батискафы установили капсулу с гербом и миниатюрный флаг России. Участвовал в походе атомохода «Арктика», когда он прошел 1 миллион морских миль. Потом его вывели из эксплуатации. Такая же участь ожидает и атомоход «Россия». Но этот атомоход еще находится в строю. Значит, выезжаю на вахту. В начале октября поеду.


«За геями мы не охотимся. Наша цель – педофилы»

     В социальной сети появилась группа «Нечто иное» со статусом «когда, если не сейчас, и кто, если не мы». В течение недели на ее странице выложили четыре видео: сцены общения с мужчинами, пришедшими на свидание с несовершеннолетним мальчиком. На видео – крупным планом лица этих мужчин, называется их домашний адрес, место работы, демонстрируются номера машин, на которых они приехали, выкладываются сканы их переписки с потенциальным сексуальным партнером.
     Полная версия в бумажном варианте


Культура
«Люди невидимого фронта»

     Радио КБР теперь круглосуточно вещает на частоте 99.5 FM.
     Сафарият Ахматова:
     Раньше я работала в литературном музее. Когда прекратили финансирование, ушла и в 1992 пришла на радио. Веду передачи по литературе, искусству, фольклору, этно-графии, на женские темы.
     Если говорить о новом радио, объем работы сильно увеличился. На данном этапе получается так, что искусство превращено в производство. Ведь ведущему надо встречаться с интересными людьми, он должен переварить материал, подать со своей точки зрения.
     Нужно искать современный формат общения, потому что время изменилось, люди изменились. Но в то же время придерживаться и традиций, чтобы не потерять свое этническое лицо. В большой мир мы должны входить только со своим национальным.
     Радиоведущие – люди невидимого фронта. Нас слышат, но не видят. Самое лучшее наше слово – это интонация. Я никогда не строю передачу на том, чтобы просто записать беседу с кем-то и с этим выходить в эфир. Всегда выбираю нужную в национальном искусстве, литературе, культуре тему. Исходя из этого, приглашаю человека, который мог бы про это хорошо рассказать. Если что-то сама знаю по теме, дополнительно включаю в свой материал. Делаю ненавязчивые выводы.
     Татьяна Шидакова:
     В 1973 был объявлен конкурс на замещение вакантной должности диктора радио на русском языке. Было 80 претендентов. Выбрали троих, в том числе и меня. Так я начала работать диктором-практикантом. Работала с Фатимой Рахаевой, Умаром Мирзоевым, Хуж Безроковой, Майей Мизовой, Мажидом Отаровым, Аркадием Богатыревым, Ильясом Созаевым. Многому у них научилась.
     Три раза оканчивала высшие профессиональные курсы в Москве.
     В советские времена на телевидении была диктор Светлана Моргунова. Отличалась от других тем, что вносила какие-то человеческие или даже женские нотки в свою работу. Она мне была очень интересна и симпатична этой своей изюминкой. Поэтому мне тоже захотелось стать диктором.
     У нас был руководитель Владимир Дудуев. Он говорил: «Есть два вида специалистов высшего класса. Это космонавты и дикторы». В том смысле, что диктор – это такой же космонавт, который не знает, что произойдет через минуту. Могут занести выпуск новостей, который нужно читать с ходу. Это и есть профессионализм. Раньше могли дать доклад первого секретаря обкома партии, и нужно было читать его три часа без паузы. Вряд ли кто-то слушал эти доклады, прильнув ухом к радиоприемнику, но такие были времена...
     Сейчас веду авторскую программу «Жизненный вопрос», «Откровенный разговор». Это все, что касается наших жизненных аспектов, интересов, здоровья. У меня есть рубрика «Имею право». Хочу, чтобы население нашей республики знало о своих правах, умело ими пользоваться и отстаивать, как во всем цивилизованном мире.
     Впервые за 92 года существования государственности КБР у жителей республики появилась возможность слышать свое радио в любое время суток. Это должно быть абсолютно современное по форме и национальное по содержанию радио.
     Я бы хотела, чтобы у каждого члена правительства в кабинете стоял радиоприемник, чтобы они слышали проблемы людей.
     Прежде всего радио – это голос, искренность и интеллект. Здесь нет визуальной картины, как на телевидении. Когда видишь ведущего, приблизительно можешь сказать, что это за человек.
     Мухаб Бжеников:
     Когда вернулся домой после окончания факультета журналистики Московского университета, работал на телевидении 23 года. В 1967 пришел на радио и здесь тоже 23 года проработал.
     Радио имеет свое преимущество – человек слушает и воображает.
     Сейчас я веду передачи «Коротко о главном», «Время, события, мнения», «В центре внимания». Стараюсь находить проблемы, которые действительно находятся в центре внимания людей.
     На мой взгляд, в круглосуточном национальном радио новое – непрерывность информации. Если мы осилим преподносить свою работу нескучно, это поможет развитию языка, культуры. Круглосуточное радио – это трудно. Но если кто-то пропустил передачу, есть возможность послушать ее снова, потому что будет повтор.
     Майя Мизова-Сижажева:
     Окончила русско-кабардинское отделение КБГУ. Мои преподаватели порекомендовали пойти работать на радио. Считали, что мой голос подходит для радиоведущего. Тогда работа на радио была очень престижной, был большой конкурс – 100 человек на место. После замужества и рождения двух детей рассказала мужу о своем желании, и он меня поддержал. Прошла конкурс и с тех пор работаю с большим удовольствием. Конечно, на первом месте для меня семья. Я счастлива, потому что у меня есть дети, внуки и моя мама жива, здорова. Но без работы на радио тоже не представляю своей жизни. Работаю так, как будто только вчера пришла на радио.
     В начале моей карьеры ведущая Хуж Безрокова посоветовала записывать свой голос и слушать себя. Так я и делала до тех пор, пока сама не стала довольна тем, как звучит мой голос.
     Сейчас работаю в отделе «Последних известий». Каждый день делаем по четыре выпуска. Веду радиожурнал для женщин «Мэлычыпхъу».
     Очень рады тому, что теперь наше радио вещает и днем и ночью. Нам звонят очень много слушателей, благодарят.


Облако любви

     Друзья шутят, что она родилась с фотокамерой в руках. Сегодня работы московского фотографа Аллы Долгалевой включают в свои экспозиции Третьяковская галерея, Московский музей современного искусства, Мультимедиа Арт Музей, Центральный дом художника. Алла переехала в столицу в 2001, девять лет прожив в Нальчике:
     «Для меня этот город как некое облако в памяти – далекое, где-то высоко-высоко… Облако любви. Так много было пережито, и столько замечательных людей я встретила, как нигде и никогда более. Так было все обыденно: родственные дни рождения, посиделки на кухне со свекровью, встречи в Литературном салоне, работа в школе, в университете… Просто жизнь. А в воспоминаниях – светлые лица, добрые слова. В Нальчике у меня замечательные друзья! Это была какая-то вспышка – нет, взрыв! – эмоций, душевного и духовного единения – такое больше не повторилось ни разу. Я до сих пор очень дружна со многими. Кто-то тоже переехал в Москву, к моему счастью: мы видимся, поддерживаем друг друга в трудную минуту, радуемся хорошим событиям вместе. Кто остался в Нальчике – переписываемся-перезваниваемся. Это как большая семья».
     Алла Долгалева родилась в Армавире в семье советских интеллигентов – ученого, инженера-электронщика Виктора Петровича и библиотекаря Валентины Георгиевны. Дом всегда был полон гостей, звучали прекрасные стихи, песни. Среди различных увлечений Виктора Долгалева особое место занимало кинолюбительство. Он снимал на 8-миллиметровую пленку, и позже вся семья собиралась за просмотром хроники на большом экране на стене, через проектор. С камерой он расставался, только когда работал. Должность была ответственная – начальник проектно-конструкторского отдела электротехнического завода.
     «Когда мне исполнилось двенадцать, отец подарил мне первый фотоаппарат – ЛОМО 135ВС. Это был 1980 – год Олимпиады в Москве. На камере такой значок напечатан был – красный, с пятью олимпийскими кольцами… Вместе с камерой мне был вручен справочник по фотографии для ознакомления и пара фотоальбомов знаменитых иностранных авторов – только где это он тогда умудрился их купить? Очень скоро появился дома фотоувеличитель, ванночки, красная лампа. Ночами я пропадала в ванной, колдуя, а утром, счастливая и уставшая, по всей квартире раскладывала карточки для сушки и упивалась собственным счастьем», – рассказывает Алла.
     Первыми ее наставниками в фотоискусстве стали отец и его друг Генрих Данов – детский врач, музыкант, поэт, страстно увлекавшийся фотографией. Генрих Ефремович дал первые ценные советы по технике съемки, кропотливо учил строить кадр, разбираться в химикатах, подбирать бумагу для печати, пользоваться фильтрами, экспонометром, вспышкой. Именно он первым обратил внимание на талантливые кадры девочки. Школу окончила на все пятерки, увлекалась литературой, иностранными языками, математикой, химией – очень любила учиться. Когда пришло время выбрать будущую профессию, остановила выбор на филфаке: «Помню, какой аргумент у меня был: «Потому что я не могу без античной литературы и латинского языка»! Как я буду жить, если не изучать историю языка и литературы? Смешное сравнение, но это – как замуж выходить психологи советуют за человека, без которого не представляешь себе жизни. А там как получится!»
     Любовь к слову ей привила бабушка по материнской линии – Ксения Алексеевна Юрьева. Она окончила всего три класса деревенской начальной школы, говорила на сложном южнорусском диалекте, но очень любила читать и обладала настоящим даром речи: «Книги для чтения она выбирала сама. Никто ей не объяснял, какие писатели великие, а какие нет. Бабушка читала очень медленно, но зато как она умела пересказать прочитанное! Сколько вечеров мы с сестрой провели рядом с нашей рассказчицей! «Воскресение», «Неточка Незванова», «Повести Белкина», «Тихий Дон» – любимые вещи ее, по несколько раз я слушала и просила еще и еще. Я полюбила книги благодаря бабушке Ксене – простой, тихой женщине, полуграмотной крестьянке».
     В Ростовском университете дружила с журналистами и посещала журфаковскую фотолабораторию. В центральном парке города в те времена располагался удивительный выставочный зал, где на фотовыставках можно было увидеть работы не только советских, но и американских, японских, итальянских и многих других авторов.
     Закончив обучение, Алла Долгалева переехала вместе с семьей в Нальчик. Преподавала, а фото-графия оставалась увлечением: «Друзья и знакомые говорили, что у меня получается здорово, но я продолжала снимать «для себя», и это никак не способствовало развитию. Нужно было учиться. Только в 2005 году осознала, насколько важным является для меня творчество. Это уже в Москве, где выбор курсов фотографии и школ на тот момент был уже достаточно большой. Обратила внимание на рекламу школы ВГИК-фото».
     В 2007 Долгалева стала выпускницей фотошколы ВГИКа. В этом же году получила Гран-при международного конкурса Artweek 2007. В 2008 работы фотографа заняли призовые места на конкурсе Epson «Моя любимая фотография». Занималась коммерческой фотосъемкой, полтора года работала штатным фотографом в Международном центре Рерихов.
     Алла Долгалева – успешный фотограф и квалифицированный педагог: «Знаете, это прямо как у Чехова, который шутил, что медицина – его законная супруга, а литература – всего лишь любовница. Моя чудесная подруга, психолог Римма Кумышева как-то сказала мне: «Ты занимаешься тем, без чего не можешь жить: фотографией и преподаванием». Три раза я уходила и три раза возвращалась в школу! Последний раз в 2003, занесло меня работать в русскую школу – пансион на Мальте. Проработав учебный год, сказала себе: «Все, это последний раз». Но мне очень нравилось преподавать, и я не стала бросать это дело: читала лекции по риторике и эвристике в СГУ, в швейцарской фирме в Москве учила иностранцев русскому языку. С 1999 работаю репетитором по русскому языку, также преподаю русский язык студентам Московской финансово-юридической академии, в этом году добавился еще и курс по истории искусств. По сути, уйдя из школы, я не ушла из профессии. Прочитала недавно в фейсбуке шутку: «– Простите, вы кто? – Художник. – Понятно. А кем Вы работаете?» Я езжу на портфолио ревю и фотофестивали в разные страны и везде слышу вопрос от профессионалов – кураторов, критиков, фотографов: «А чем вы зарабатываете себе на жизнь?» Ну конечно, не фотографией. Если ты художник. Рассчитывать на то, что набегут заинтересованные коллекционеры-спонсоры или какая-то галерея организует поток продаж твоих работ, – это очень рискованно. Так самоуверенно могут думать или начинающие авторы, или маститые, с именем. В жизни обычного современного художника – обычные хлопоты и финансовые трудности. Особенно в нашей стране».
     На ее кадрах – живопись отражений, экзистенциальные отрывки городских пространств, следы, оставленные будто набоковскому соглядатаю: «Фиксировать момент, находить гармонию времени, света и пространства. Это же мистика – на какое-то мгновение оказаться в четвертом измерении, выпасть из видимой реальности – и в ней же оставаться. Те, кто утверждает, что фотография документирует реальность, глубоко заблуждаются. Сущность, бытийная сторона процесса создания кадра – создание новой реальности».
     Одна из последних известных серий – большой фотопроект «XXI. Мой Тихий океан», приуроченный к Саммиту АТЭС во Владивостоке. В Японию фотограф приехала по приглашению кураторов из агентства РИА «Новости»: «Это был необычный опыт. Условие было такое, что, отработав одну неделю в незнакомой стране, ты должен привезти материал, на основе которого будет сформирована выставка музейного уровня. Так и полетела я в Токио с чувством огромной ответственности и жуткого страха, что не оправдаю надежд, подведу людей, испорчу собственную репутацию. В целом получившейся в итоге съемкой я довольна. Девять работ были отобраны для показа в Третьяковской галерее, еще двадцать фотографий легли в основу фильма о поездке (фильм демонстрировался во время саммита во Владивостоке) и уличной фотовыставки на острове Русский. Сейчас я пересматриваю отснятое в прошлом году и готовлю свой проект о Японии».
     Несколько лет назад фотограф сделала серию кадров, посвященных страшной трагедии в Беслане: «Я снимала школу через четыре года после трагедии, в 2008. Поехала сама, чтобы увидеть и, если получится, сделать несколько кадров. Я думала, что это очень важно – прийти туда. Понимала, что будет больно и страшно. Но когда оказалась там, испытала нечто больше, чем боль. Поразило отношение людей к произошедшему. Не гнев и страсть к отмщению (хотя и это было и есть), но тепло и бесконечную любовь к тем, кого не стало. И обращение друг к другу, большими буквами на всю стену: «Бесланцы, мудрости нам всем и терпения! Да поможет нам Бог!»
     Среди философских проектов Аллы – цикл Water Scripts («Письмена на воде»), включающий в себя 11 работ, созданных в разные годы: «На фотографиях – разные состояния воды и световые эффекты, порой такие причудливые, что напоминают какие-то письмена. Как бесконечно бегущий поток воды, эти знаки возникают и исчезают в одно и то же мгновение. Можно только наблюдать процесс их видоизменения, но зафиксировать, запечатлеть отдельный знак никогда не удается. Это письмена на воде – не имеющие начала и никогда не заканчивающиеся. Ассоциативно они напоминают восточные иероглифы, поэтому я эти фотографии называю еще фотокаллиграфией».
     Другая необычная каллиграфическая серия – Calligraphy on the Body («Каллиграфия по телу») создавалась вместе с Виктором Николаевым, занимающимся абстрактной живописью. По фотографиям Аллы художник писал кистью.
     Об особенном цикле – городских пейзажах Алла Долгалева говорит: «Я понимаю душу моего Города, я знаю Дух его, я могу наблюдать за его жизнью, и моя собственная жизнь – тоже часть его жизни. Я живу среди камня и бетона, стекла и металла. Но это единственное место, где я могу сделать глубокий вдох. Потому что я живу в городе библиотек и музеев с его архитектурой и скверами. Я живу среди людей, с их устремлениями и амбициями. Я смотрю на Город – и вижу себя. Я смотрю на Город – и вижу то, что я уже видела, что я прочитала, что я узнала. Я смотрю на Город – и вижу все больше и больше... Я пытаюсь очертить контуры, но они исчезают. Я остаюсь с Городом в одиночку. Наедине с моим знанием Города».
     Последний раз Алла Долгалева была в Нальчике 2008. Она признается: «Прошло довольно много времени, и я уверена, что на изменения в городе я буду эмоционально реагировать. Хотелось бы побродить по На Горной, где я жила, в районе центрального рынка, поснимать людей на улицах. Интересно было бы снимать осенью и зимой, когда на город опускаются густые туманы, а деревья в парках темнеют от влаги: получаются красивые рисунки. Я больше с цветом работаю – в холодное время он неяркий, глубже, философичнее… Осенне-зимний Нальчик мне нравился своей тихой, неброской красотой… И думать в такое время лучше. Ходить в гости к друзьям и беседовать за чашкой чая. Читать книги».
Ольга Орлова


Образование
Внеплановые каникулы

     30 сентября средняя школа №5 Нальчика закрывается на ремонт, который по плану должен закончиться 31 октября. Все это время старшеклассники будут учиться в Центре образования на
     ул. Красноармейской, а у остальных учеников внеплановые каникулы.
     «Аукцион на проведение ремонта в нашей школе, которая, кстати, построена в 1934 году, прошел 2 сентября. Подрядчик, выигравший тендер, приступит к работе, в связи с чем мы вынуждены остановить учебный процесс в стенах школы. Статья 28 закона об образовании обязывает нас обеспечить учеников безопасными условиями обучения. На ремонт выделено 15 миллионов рублей, чему мы очень рады.
     Младшеклассники и ученики среднего звена будут учиться
     в ноябре и июне, когда у всех остальных школьников каникулы», – сообщила директор школы Светлана Емузова.
     «Аукцион несколько раз переносился. Участники обжаловали технические задания, просили разъяснить те или иные моменты. Например, почему настаивают именно на определенном растворе. Поэтому он состоялся уже в начале учебного года.
     Такое случалось и раньше. Например, в школе №11 ремонт тоже шел во время учебного процесса. Но там здание разделено на блоки, поэтому возможно было проводить ремонт в одном блоке, а учебу – в другом», – рассказал и.о. руководителя департамента образования Нальчика Беслан Темирчиев.
     «Заявка от школы на проведение аукциона размещена на сайте 11 июля. Каких-либо регламентирующих сроков нет, но обычно все школьные аукционы проводятся летом. К нам поступила жалоба, что требования к товару в документации выставлены не в полном объеме. В отношении школы и управления по муниципальным заказам при администрации города нами было выдано предписание устранить нарушения. Поэтому сроки проведения аукциона были сдвинуты», – разъяснил замначальника отдела УФАС по КБР Рамазан Гаев.
Мила Рашевская


Право
«Кто создал бархатные условия?»

     23 сентября на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, в ходе прений свои речи в защиту подсудимых начали адвокаты.
     Они говорили о событиях на даче в садоводческом товариществе «Ландыш» в Долинске в ночь на 13 октября. Собравшиеся там, по версии обвинения, утром должны были атаковать здание Управления по борьбе с организованной преступностью.
     Аниуар Барагунов, отстаивающий интересы Залима Улимбашева, был очень краток. Это было вызвано позицией гособвинителей, которые предложили вынести подсудимому наказание, равное сроку, который он провел в СИЗО, – 5 лет 2 месяца. Улимбашев добровольно сдался и признал свою вину. Защитник согласился с мнением гособвинителя.
     Юрий Гетоков заявил, что вменяемые его подзащитному Зауру Эржибову преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам и не нашли своего подтверждения в суде. В 2 часа ночи, когда началась стрельба, Эржибов вместе с Шаваевым и Улимбашевым убежал с дачи. Утром 14 октября он и Улимбашев добровольно сдались сотрудникам милиции у поста ДПС «Хасанья», указали место под мостом, где спрятали оружие: «Милиционеры подтвердили в суде, что без них это оружие не обнаружили бы».
     Подчеркнув, что следствие «мягко говоря, неправильно» квалифицировало действия Эржибова, отметив наличие семьи, ребенка, отсутствие судимости, Юрий Гетоков предложил назначить подсудимому срок, равный тому, что он провел в СИЗО.
     Казбек Дадтеев, защитник Руслана Ханова, отметил, что Ханов с 2003 работал в Москве, имел хороший заработок. Приехал в Нальчик, чтобы жениться. 6 октября 2005 брак был зарегистрирован, 7 октября состоялась свадьба. Его пригласил на дачу Анзор Багов. Ханов ничего не знал о цели сбора, ему стало это известно, только когда поздно ночью об этом заговорил «Дон» (Заурбек Кушхов), которого он видел впервые. Ханов сразу решил уйти с дачи, уснул в домике, его разбудили выстрелы (стрелял хозяин соседней дачи). После этого Ханов вместе с Тоховым, Тхакаховым и Тхамоковым покинул дачу. По словам защитника, четверо ушедших слышали перестрелку, которая позже началась на даче: «Они могли вернуться туда и участвовать в перестрелке, но ушли». По словам адвоката, и 13 октября у них была возможность атаковать объекты силовиков: пост ДПС «Хасанья», УБОП, Долинское отделение милиции. У них было три автомата: «Но они никуда не пошли, они не имели умысла, мотива и цели». Ханов не состоял ни на каких учетах, и о нем стало известно только после 13 октября 2005. Ханов вместе с Тхакаховым уехал в Урвань к родственникам последнего, а оттуда в Москву, где был задержан столичным УБОПом.
     Казбек Дадтеев отметил: в ходе следствия путем физического воздействия Ханова заставили сказать, что он узнал о намечавшемся нападении еще весной 2005 в Москве от Анзора Багова, ушел с дачи с автоматом: «Это не соответствует действительности. Ханов добровольно отказался от участия в нападении, хотя мог присоединиться к нападавшим».
     Защитник обратил внимание, что Асланбек Тхамоков и Руслан Ханов находятся в одинаковом положении: они вместе ушли с дачи, не участвовали в нападении, но Тхамоков был амнистирован, а Ханов нет. Адвокат попросил назначить Ханову наказание с учетом срока, который тот провел в заключении.
     Марат Озроков заявил, что его подзащитный Заур Тохов при желании мог участвовать в нападении, но он не хотел этого. Он также указал, что в ходе следствия применялись пытки, которые сказались на здоровье обвиняемого.
     Адвокат напомнил, что комиссия специалистов РКБ дважды приходила к выводу: у Тохова имеются болезни, препятствующие его пребыванию за решеткой, но суд по формальным причинам не принимал эти документы. В третий раз те же специалисты, выставив тот же диагноз, решили: подсудимый может находиться под стражей – и суд с этим согласился. Марат Озроков попросил суд «подойти объективно», «дать человеку вылечиться» и «жить с семьей и детьми».
     Татьяна Псомиади начала свою речь с гражданских исков МВД по КБР и Главного управления МВД по СКФО, отметив, что они не могут быть удовлетворены. Она отметила, что иск предъявлен только тем, кто на скамье подсудимых. Но вред истцам в той или иной степени причинили и 95 убитых, и 12 амнистированных: «Амнистия не освобождает от возмещения вреда, если он будет признан судом. В соответствии с правопреемством бремя гражданской ответственности несут и наследники погибших. Таким образом, в исковых заявлениях неправильно определен круг ответчиков».
     Адвокат также подчеркнула, что МВД по КБР и ГУ МВД по СКФО не являются надлежащими истцами. По ее словам, названные структуры являются лишь распределителями денежных средств, а не их собственниками, поэтому надлежащим истцом может быть только Минфин России, который не делегировал этим организациям полномочия на иск. Защитник также указала, что два названных силовых ведомства не обосновали свои иски.
     Перейдя к существу предъявленного обвинения, Татьяна Псомиади назвала речь Ольги Чибиневой в части требования наказаний «фатальным исходом» как для подзащитных, так и для населения республики, так как «является яркой демонстрацией исполнения воли господствующего класса»: «Справедливости не ждите, а уж о том, чтобы говорить – что-то не так в нашей стране, и не мечтайте».
     Она отметила, что материальное положение народа, особенно у молодых, пало до полного обнищания, у него осталась только вера. Сотрудники составляли списки верующих. Жестоко был убит житель Хасаньи Расул Цакоев: «Если бы виновные ответили за его беспрецедентную смерть, возможно, у нас не было бы 13 октября. Но виновных сотрудников не привлекли к ответу ни за смерть Цакоева, ни за нарушение прав верующих».
     По словам адвоката, детонатором послужило увеличение средств на борьбу с терроризмом и окончание войны в Чечне: «Но где-то должен был быть открыт другой плацдарм для получения финансирования. Для этого было принято решение «разбудить спящую красавицу». Верующие здесь должны были исполнить лишь роль пушечного мяса».
     Татьяна Псомиади подчеркнула, что в республику было завезено столько оружия, что «становилось страшно»: «Его оказалось гораздо больше, чем самих нападавших. Вопрос, откуда оно взялось, остался открытым.
     В гараже у Анзора Астемирова был обнаружен ПЗРК «Игла» – изготовителя и получателя так и не нашли. А скорее всего, не захотели».
     Говоря о нападении на дежурный наряд управления госнаркоконтроля в декабре 2004, Татьяна Псомиади подчеркнула: это стало возможным потому, что сотрудники увидели «знакомое лицо, которое привело нападавших»: «Это был свой, из своей системы. Отключить секретные внутренние системы тоже мог только свой, так как лишь три человека в руководстве управления знали, где они отключаются. Оружие было похищено, виновные были наказаны. Но того, кто обеспечил похищение, не нашли».
     Адвокат отметила, что Анзор Астемиров, находясь в федеральном розыске, спокойно жил в центре Нальчика и передвигался по городу. «Почти открыто» в Баксане проживал Басаев. Эта сторона подготовки к 13 октября не заинтересовала следствие: «Все подсудимые обвиняются либо в устройстве схронов, либо в перевозке оружия из схронов. При этом оружие в схронах или для схронов уже было. Но кем оно в таком количестве поставлялось в КБР и где были все правоохранительные органы со своими оперативными службами и разведкой, мне непонятно. Кто создал такие бархатные условия?»
Олег Гусейнов


Происшествия
«Обычная практика»: девять раненых и один обожженный

     20 сентября УФСИН России по КБР совместно с коллегами из РСО-Алании и Ставропольского края, МВД и МЧС по КБР провело тактико-специальные учения, на которых отрабатывались действия личного состава и взаимодействующих органов при ликвидации чрезвычайных обстоятельств в учреждениях уголовно-исполнительной системы.
     Полная версия в бумажном варианте


Нальчанин подозревается в причастности к убийству российского дипломата в Сухуме

     Как сообщил Следственный комитет РФ, в рамках расследования убийства первого секретаря посольства России в республике Абхазия Дмитрия Вишернева 20 сентября в Нальчике задержан 25-летний местный житель Ихсан Сабанчиев, взятый под стражу.
     Консул был расстрелян в Сухуме утром 9 сентября рядом с гаражом возле своего дома. Смертельные ранения получила его супруга. Киллер сперва пытался взорвать дипломата, но самодельная бомба с мобильным телефоном, заложенная у входа в гараж, не сработала.
     13 сентября в Батуми при отработке оперативной информации был ранен и схвачен судимый в 2010 Ачхой-Мартановским райсудом ЧР за участие в НВФ 25-летний житель Грозного Юсуф Лакаев, открывший стрельбу по грузинским полицейским. По их данным, он пытался сбежать в Турцию. Образцы биоматериала, взятые в квартире, которую Лакаев снимал в Сухуме, совпали с изъятыми с поверхности неразорвавшегося взрывного устройства на месте убийства Вишернева.
     Лакаев арестован Батумским горсудом на два месяца, решается вопрос о его экстрадиции в Россию.
     По данным абхазской прокуратуры, Ихсан Сабанчиев вместе с матерью и старшей сестрой жил в Сухуме на ул. Нозадзе напротив российского вице-консула и помог нелегально приехавшему из России Лакаеву снять квартиру в этом же доме. 9 сентября Сабанчиев с матерью Ниной Таучеш покинули Абхазию.
Тимур Бахов


Спорт
Приэльбрусец не отстал от каталонца в небесном беге

     Виталий Шкель (на фото слева) из Терскола на ежегодном международном забеге на Эльбрус International Elbrus Race занял первое место.
     Трасса скоростного восхождения прошла по классическому маршруту: поляна Азау – «Бочки» – Скалы Пастухова – Седловина – Западный Эльбрус.
     «Квалификационный забег от Бочек до скал Пастухова определил спортсменов, способных преодолеть трассы основного забега. Старт основной гонки класса «Экстрим» с поляны Азау (2400 м над уровнем моря) был дан 20 сентября в 6 утра. Старт «Классики» (с 3707 м) планировался на 7:00. Однако высотные судьи с трассы передали по рации информацию об очень сложных погодных условиях – «новогодняя» метель, крайне низкая видимость, очень сильный ветер и много свежевыпавшего снега. Гонку пришлось остановить, так как дальнейший подъем на гору стал небезопасным, и основной забег был перенесен на следующий день. С учетом ухудшения состояния трассы – много свежего снега и возможная лавинная опасность в верхней части маршрута – а также продолжающейся плохой погоды главный судья принял решение установить финиш на высоте 5000 м, – рассказал один из организаторов забега Николай Шустров, мастер спорта СССР по альпинизму, участник Camel Trophy-93. – В этом году основной интригой соревнований стало соперничество между двумя выдающимися атлетами: каталонцем Килианом Жорнетом (на фото справа) известным своими рекордными достижениями на Монблане и Маттерхорне, и чемпионом России по скайраннингу Виталием Шкелем.
     Забег преподнес сюрприз: в ответ на многочисленные «резкие» прогнозы победил спорт: оба претендента на победу финишировали одновременно, показав время 2 ч 37 мин 06 сек (от Азау до 5000 м), то есть скорость подъема лидеров составила примерно 16 м в минуту (высота пятиэтажного дома) на протяжении всей трассы».
Елена Нирова


«То, что мы не забиваем, уму непостижимо»

     В 15 туре ФНЛ из-за ненадежной игры обороны красно-белых в составе Тимошин – Гарбуз – Абазов – Суслов нальчикский «Спартак» потерпел поражение 3:2 в Дзержинске от местного «Химика».
     На гол-красавец, забитый Алиханом Шаваевым с лету метров с двадцати уже на 6 минуте, хозяева ответили две минуты спустя, когда нападающий Еркин, как нож сквозь масло, преодолел ряды защитников и переиграл спартаковского кипера Цыгана.
     На 24 минуте воспитанник нальчикской футбольной школы 20-летний хавбек черно-зеленых Руслан Паштов, эффектно обведя со штрафного стенку, уложил «пятнистого» прямо в «девятку» ворот своих земляков, выведя представителей Нижегородской области вперед.
     Нальчане смогли нарастить давление на ворота «химиков» и на 59 минуте в одной из многочисленных атак благодаря срезке защитника Короткова догнали хозяев – 2:2.
     В дебюте встречи Никита Тимошин, сфолив на линии собственной штрафной, заработал пенальти, который четко реализовал Столбовой.
     В 16 туре 1 октября «Спартак-Нальчик» примет московское «Торпедо».
     
     

     Пресс-конференция
     

     Вадим Хафизов,
     главный тренер ФК «Химик»:
     Тяжелая игра с хорошим, серьезным соперником. Все-таки Нальчик мы очень боялись, смотрели их игру накануне с «Ротором», готовились серьезно... Хоть и адреналиновая победа, но три очка в копилку мы положили.
     

     Тимур Шипшев,
     главный тренер ПФК «Спартак-Нальчик»:
     Ну, думаю, мы все-таки поражение не заслужили сегодня. Ситуация с одиннадцатиметровым очень спорная – нарушение если и было, было до штрафной. А так, в принципе, и с той, и с другой стороны такая обоюдоострая игра была с моментами. И то, что мы не забиваем, это уму непостижимо просто.
Артем Кабанов


Руслан Паштов: «Для меня эта игра была особенной во всех отношениях»

     Второй гол нальчанам эффектным ударом со штрафного забил наш земляк Руслан Паштов.
     – Руслан, известно, что ты начинал заниматься футболом в Нальчике. Как получилось, что уехал?
     – Посоветовавшись с семьей, приняли решение, что стоит попробовать себя в одном из московских клубов. Выбрали «Динамо», так как дядя, который отдал меня в футбол, болеет именно за этот клуб. Все получилось, слава Богу, и я уехал в «Динамо».
     – Ты играл там, потом в «Волге». Предложений из Нальчика в этот период не поступало?
     – Со мной никто не связывался по этому поводу.
     – Тебе удалось забить очень красивый гол в обвод стенки. Была ли какая-то особенная мотивация в игре с земляками?
     – Нальчик – это мой родной город, и, конечно, я испытывал особые эмоции перед игрой.
     – Знаком ли ты с кем-нибудь из игроков «Спартака»?
     – В «Спартаке» работает мой первый тренер Заур Мусович Кибишев, который, к сожалению, не приехал. Играет Арсен Гошоков, с которым мы вместе делали первые шаги в футболе. Поэтому для меня эта игра была особенной во всех отношениях.
     – По-твоему, с чем связано низкое место нальчикского «Спартака» в турнирной таблице?
     – Сложно судить о проблемах команды со стороны. Для этого нужно находиться внутри коллектива. В любом случае, я надеюсь, что место, которое «Спартак» сейчас занимает в турнирной таблице, – просто случайное стечение обстоятельств, и у них все наладится.
Тимур Бахов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru