Газета Юга
Газета Юга №31(1012)
01 августа 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Политика
Вице-премьер Галина Портова уволена

     «Данное решение принято мною после того, как были получены результаты служебной проверки, проведенной по фактам нарушений в ходе ЕГЭ. Мне… очень важно было понять, кто все-таки допустил ошибки при проведении этого экзамена. 77 нарушений – а это где-то 25% от общего их числа по Северному Кавказу – это вообще безответственно», – заявил глава КБР Арсен Каноков, комментируя отставку заместителя председателя правительства, курировавшего социальный блок.
     Галина Портова пришла в кабинет министров в ноябре 2012, когда его возглавил Руслан Хасанов.


Общество
«Приезжайте, посмотрите на меня...»

     Андрей Гузев находится в нальчикском психоневрологическом интернате. Он признан недееспособным. Жительнице Прохладного Нине Гаджиевой отказали в назначении его опекуном.
     Андрей родился с ДЦП, мать от него отказалась. Из Дома ребенка попал в прохладненский детский дом-интернат, где провел более 20 лет. Самостоятельно научился читать и писать, учился в детской художественной школе, обучался игре на гитаре и пианино, участвовал в международных конкурсах («Газета Юга» №2, 2005; №52, 2006). Осенью 2012 его перевели из Прохладного в Нальчик.
     Более полугода педагог с 23-летним стажем Нина Гаджиева собирала документы для оформления опекунства над Андреем. 5 июня министр труда и социального развития КБР Альберт Тюбеев подписал заключение: «Гаджиева Н.Ф.-К. может исполнять обязанности опекуна». В тот же день он подписал постановление, которым отказал в назначении Гаджиевой опекуном, указав три обстоятельства: отсутствие родственных связей, нехватка квадратных метров жилплощади и состояние здоровья «недееспособного Гузева».
     «Я знаю его с 14 лет, – говорит Нина Гаджиева. – Дай Бог всем так называемым здоровым быть такими же здравомыслящими и умненькими, как этот паренек. Он не имел возможности развиваться в прохладненском интернате в силу объективных причин. Я недавно была там и видела, какие там дети – полная противоположность. Ну если бы он был неразвитый, вряд ли столько человек хотели бы с ним общаться и ценили бы его дружбу. У него природный цепкий ум. Это компенсирует нехватку образования. Просто обидно за парня. Он заслуживает того, чтобы жить как все полноценные люди – свободу обрести, жилье и даже личную жизнь устроить».
     «В первое время, когда в Нальчик перевели, у меня был шок. Месяц отходил, если не больше, – рассказал Андрей. – Никуда нельзя выйти – закрытая территория. Я не рисую несколько месяцев: душа не лежит. Гитару разобрали на части, вторая у меня в Прохладном. Там же и компьютер оставил навороченный. Здесь нельзя им пользоваться. Видите, какой народ – воруют, могут сломать, но не по злому умыслу, а из-за своего состояния.
     У меня одна надежда была: на опеку. Все это семь месяцев тянулось, все нервничали, особенно я. Потому что жизнь решается: либо ты здесь останешься, либо будешь жить как человек. Дня за четыре до отказа мне и из министерства, и из Прохладного позвонили: все подписано, все хорошо. А в понедельник – отказ: жилплощадь не позволяет, мы не родственники... Ну, нет у меня родственников! Что теперь делать? Застрелиться и не жить?
     У меня в Прохладном много друзей было. Я мог у них находиться неделю-две. На рынке почти каждый: «Привет, как дела?» Но я никогда не попрошайничал – считаю это низким. Если у тебя голова нормальная, ты заработаешь. Я работал – в магазине, на рынке. У меня способность к торговле. Научился понимать, кто серьезно хочет что-то купить, а кто просто подошел.
     Меня признали недееспособным (такое решение было принято 17 марта 2009 Прохладненским районным судом. В документах минтрудсоцразвития говорится: «страдающим ДЦП на фоне умеренной умственной отсталости» – ред.). Почему? Я проходил комиссию, но мне не задавали вопросов, связанных с дееспособностью. На ВТЭК спрашивали только о моих ногах: как ты ходишь, болят они? А почему недееспособный – не знаю. Может, потому, что родителей нет и девать меня некуда? Им же нужно было куда-то меня сунуть...
     Почему нельзя элементарно приехать и поговорить с человеком? Приезжайте, посмотрите на меня. Почему надо слепо верить тому, что написано? Неужели трудно найти 10 минут и пообщаться?
     Если бы мне дали хотя бы комнату в общежитии… Готовить умею, расходовать деньги тоже. Я бы не пропал. А так получает-ся – стена и потолок.
     Иногда смотрю: идут два человека, у них ребенок... Сердце сжимается… У меня не было родителей, но если, даст Бог, когда-нибудь появятся жена и дети, я…
     Моя мать, насколько знаю, живет в Нальчике. Я не давал ей знать о себе. Может быть, и не стоит ее искать. Может, она и не захочет: мне уже 27, ей –
     48–50… Но хоть бы одним глазком увидеть… Когда был маленький, лет 10 было, приходили родители к детям. Я смотрел и думал: «Господи, когда-нибудь будет такое: я буду сидеть, а ко мне – бах! – и родители пришли...»
     Всю жизнь чему-то старался научиться, к чему-то стремился. Я там не сидел – старался подниматься. Сам научился читать и писать. Хотя не так бегло читаю, пишу с некоторыми ошибками. Но сейчас иные после 11 классов пишут хуже, чем я. Купил себе компьютер не для того, чтобы в игрушки играть, а чтобы программы изучать, писать, печатать… А сюда привезли – и все коту под хвост?
     И еще я боюсь. Рано или поздно могу попасть в Дубки. Здесь все прошли через это. Их на проверку туда отправляют, а там насильно и колют, и все тому подобное...
     Сейчас я держусь – мне не дают ни лекарств, ни психотропных. Но если здесь останусь, по-любому туда загремлю. И тогда уже буду полным овощем – точно буду соответствовать медицинской карте…»
Олег Гусейнов


Культура
Предлагается принять новый закон о языках народов КБР

     В институте бизнеса прошел круглый стол, в ходе которого общественные деятели, научные и педагогические работники обсудили состояние правового обеспечения статуса государственных языков КБР – кабардинского и балкарского.
     Председатель совета общественного движения «Кабардинский конгресс» Муазин Хачетлов обратил внимание на противоречия между различными нормативными правовыми актами, действующими в этой сфере. Он подчеркнул, что важнейшие для кабардинцев и балкарцев жизненные процессы реализуются в Кабардино-Балкарии без участия их родных языков.
     Подписанная Россией Европейская Хартия региональных языков или языков меньшинств устанавливает: образовательный уровень регионального населения на родном языке должен быть до такой степени основательным, чтобы его носители имели возможность общения во всех сферах жизнедеятельности. Согласно Хартии, административным властям должна быть обеспечена возможность пользоваться региональными языками, составлять бланки, документы, заявления на этих языках, использовать их на сессиях представительных органов. Хартия предписывает обеспечение доступности всех ступеней образования – от дошкольного до университетского – на региональном языке. Подписав Хартию, Россия взяла на себя ряд обязательств, однако процедура приведения законодательства в соответствие с ее нормами «до настоящего времени остается нереализованной как на федеральном, так и на региональном уровнях». В проекте «Стратегии национальной политики РФ» «мы не находим ни одного момента о необходимости сохранения региональных языков».
     Конституция РФ дает республикам право устанавливать свои государственные языки. Основной закон страны гарантирует, что в органах государственной и муниципальной власти, в государственных учреждениях республики эти языки «употребляются наряду с государственным языком».
     Конституция России «гарантирует всем ее народам право на сохранение родного языка, создание условий для его изучения и развития».
     По словам председателя совета «Кабардинского конгресса», нормы, заложенные в Основном законе страны, нейтрализуются федеральными и республиканскими актами:«В тексте федерального закона«О языках народов РФ» мы наблюдаем невероятные противоречия норм, что делает процедуру его применения практически нереальной». Закон декларирует принятие «Программы сохранения, изучения и развития языков народов РФ», но ее нет более десяти лет.
     В одной статье закона говорится, что «граждане РФ имеют право получения основного общего образования на родном языке», другая статья «рассеивает иллюзии», так как устанавливает: «Язык, на котором ведется обучение, определяется учредителем образовательного учреждения». «Естественно, право гражданина внезапно испаряется», – отметил докладчик. Он обратил внимание и на другое противоречие Конституции: в Основном законе говорится «употребляются в органах власти наряду с государственным языком РФ», а в федеральном законе это положение преобразуется в «могут употребляться»: «Норма одним росчерком пера перешла из прямого действия в вариативное: «могут употребляться», но «могут и не употребляться». Муазин Хачетлов считает, что это произошло не случайно: «Законодатель, скорее всего, руководствовался другой идеологией: сделать правоприменение российского законодательства в данной сфере практически затруднительным».
     Конституция республики устанавливает: государственные языки республики используются на равных правах в органах государственной и муниципальной власти и государственных учреждениях. Вместе с тем в законе «О языках народов КБР» конституционная норма урезана: в нем не упоминаются государственные учреждения.
     В такой правовой неопределенности чиновники, по словам Хачетлова, стали действовать «очень просто»: «Они стали руководствоваться формально не прописанным, но действующим в нарушение Конституции РФ принципом «могут и не употребляться». Ни на каких уровнях функционирования органов власти в КБР кабардинский и балкарский язык не используют и не употребляют ни «наряду», ни «на равных правах». Соответственно, их «государственный» статус является формальным. Ни на каких заседаниях органов власти мы не обнаружим даже прецедента использования коренных государственных языков».
     Все изложенное влияет на процесс обучения родным языкам: «Полное отсутствие в республике ответственных мер за необеспечение правоприменительной практики в этой сфере позволяет чиновникам разных уровней власти без всяких неприятных последствий для себя продавливать процесс обучения родным языкам через такую узкую щель, что на выходе молодые кабардинцы и балкарцы сколько-нибудь существенных знаний о родных языках не получают».
     Профессор КБГУ Зейтун Толгуров отметил, что многое в этой проблеме связано с субъективными факторами: «Права есть, а преподавание родных языков сокращается. Почему? Почему в педколледже закрыто отделение родных языков?
     Несколько лет назад на соответствующие отделения КБГУ принимали 25 балкарцев и50 кабардинцев. Сегодня –5–6 балкарцев и 9–10 человек на кабардинское отделение. Необходимо обратиться к ректору КБГУ, чтобы решить эту проблему».
     Говоря о передачах на телевидении на балкарском языке, Зейтун Толгуров подчеркнул: «Надо брать тех, кто хорошо говорит, может вести диалог, ставить проблемы. А некоторые телеведущие просто не знают, о чем говорить и что спрашивать: не знают национальную культуру».
     Он указал на необходимость восстановления русско-кабардинского и русско-балкарского отделений в КБГУ.
     Учитель из Былыма Зулейхат Афашокова рассказала, что часы балкарского языка отдали физкультуре: «У нас никто не болеет за родные языки. Нас поставили перед фактом, что мы должны подготовить детей к ЕГЭ. Мы больше ни о чем не думаем».
     «Я живу долго, – заметил писатель Леонид Шогенов, – видел разные периоды: когда родному языку уделяли громадное значение и когда его загоняли в факультативы. В 50-е годы все предметы изучали и делопроизводство вели на родном языке. Мы чувствовали себя великолепно. Но нашелся общеизвестный баламут Хрущев, который говорил, что к 80 году должен быть построен коммунизм, языки сольются. Моментально наши чиновники бегом побежали, запретили национальные классы, газеты. Все хлопали, поддерживали. При ректоре Владимире Тлостановев КБГУ на кабардинском отделении обучалось 50 человек. Сегодня уважаемый ректор говорит, что не идут учиться. Это неверно. Тут коммерция играет роль».
     Член Общественной палаты КБР Муаед Чеченов задал вопрос: «Если в республике не обеспечивается функционирование государственных языков, нужна такая республика? Сегодня мы переживаем ситуацию, когда по отношению к языкам вернулись хрущевские времена. Национально-региональный компонент занимал всего 15% в образовательном процессе. Но на федеральном уровне посчитали: те, кто знает свой язык, культуру, обычаи, – они как бы против российского государства».
     Чеченов процитировал слова министра народного просвещения царской России Александра Шварца, сказанные 100 лет назад: «Необходимо неуклонно отстранять всякие притязания инородцев на какую бы то ни было обособленность и национализацию школы. Руководящим началом должна быть единая русская государственная школа на всех ступенях и для всех без исключения инородцев».
     «Что было тогда и что сейчас, мне кажется, одно и то же», –подытожил он.
     В 2007, в год 450-летия вхождения Кабарды в Россию, МЧА обратилась к президенту Канокову с письмом: обозначить названия улиц на трех государственных языках. Письмо переслали в парламент, затем в правительство. Оттуда ответили, что в бюджетах районов и городов нет 150 тыс. рублей для реализации этой идеи и необходимо перенести этот вопрос на 2008: «Разве это не демонстрирует отношение наших руководителей к функционированию кабардинского и балкарского языков? Сегодня 2013 год. 150 тысяч так и не нашли, и не искали».
     Выступающий процитировал Большой юридический энциклопедический словарь, в котором геноцидом, кроме физического уничтожения, признается «создание условий для физического и духовного вырождения групп людей и народов»: «Если создаются такие условия, при которых язык умирает, разве это не духовное вырождение народа, разве это не его уничтожение?» Он предложил сформировать делегации, которые лично вручили бы председателю правительства и спикеру парламента решения круглого стола и спросить, хотят ли они обеспечить функционирование этих языков.
     Заместитель министра образования и науки Барасби Абазов отметил, что проблема – общемировая тенденция, которой необходимо сопротивляться. Вместе с тем он подчеркнул: «Даже в новых образовательных стандартах количество часов по родным языкам – я не хочу говорить «достаточно». Но не уменьшилось, если мы сами на уровне школы не будем сокращать, а такие примеры есть. Когда в школе отдают часы, отведенные родному, физкультуре, оттуда наши беды начинаются».
     Говоря о переходе на изучение всех предметов с 1 по4 класс на родном языке, замминистра отметил, что это требует серьезного научного подхода: «Дети не должны становиться предметом эксперимента».
     Участники круглого стола обратились к главе республики, парламенту и правительству с предложением принять меры для реализации законодательного статуса кабардинского и балкарского языков как государственных в части их использования в органах власти. Предложено принять новый закон о языках народов КБР, разработать республиканскую целевую программу, которая обеспечила бы реальный государственный статус коренных языков.
Олег Гусейнов


Право
Процесс

     25 июля после месячного перерыва должен был возобновиться процесс по делу о событиях13 октября 2005, проходящий в Верховном суде КБР. Однако в связи с болезнью двух адвокатов заседание не состоялось.
     Его сначала перенесли на 29 июля, затем на 30, но состояние здоровья защитников не позволило им участвовать в рассмотрении дела.
     Следующее заседание назначено на 1 августа.


Нож достали со дна озера

     Верховный суд КБР, рассмотрев уголовное дело в отношении 30-летнего жителя Нарткалы Мухадина Т., признал его виновным в убийстве двух человек и краже и приговорил к 20 годам колонии строгого режима.
     Как рассказал «Газете Юга» руководитель Урванского межрайонного следственного отдела СКР по КБР Рустам Бекулов,14 апреля 2012 в середине дня Т., имевший непогашенную судимость за умышленное убийство, пришел в соседнее домовладение по ул. Ошнокова в Нарткале и попросил у находившихся там 51-летней матери и 28-летней дочери набрать ведро воды из крана. Ему не разрешили и, по словам обвиняемого, ответили грубо. Т. ушел от соседей, взял дома нож и примерно через30–40 минут возвратился к женщинам.
     Во дворе находилась только дочь. Он подошел к ней и нанес несколько ударов ножом: в грудь, в живот, в плечо, повредив аорту, сердце, легкое, кишечник. Она скончалась на месте.
     Мать Т. обнаружил в доме. Она получила семь проникающих ранений, в том числе в сердце и легкие, и скончалась на месте («Газета Юга» №16, 2012).
     Здесь же в доме Т. рядомс телом убитой увидел сотовый телефон стоимостью 3 тыс. рублей и забрал его с собой. При этом деньги и серьги он не взял.
     Нож Мухадин Т. выбросил в озеро в городском парке. Его задержали через четыре дня, а установлена его личность была в течение суток. Орудие убийства достали со дна озера. Т. с самого начала дал признательные показания.
     Вынося приговор, суд учел предыдущую судимость,по которой Т. отсидел 8 лет.
Ахмед Акбашев


Происшествия
От 26 до 47

     29 июля в лесополосе за селом Терское Георгиевского района Ставропольского края сотрудники правоохранительных органов, отрабатывая полученную информацию, попытались остановить «Жигули», из салона которых в них полетели гранаты. Неизвестные открыли огонь из автоматического оружия. Ответным огнем они были ликвидированы.
     Все четверо – жители с. Светловодское КБР. Младшему Ворокову – 26 лет, Теуважеву и Жанову по 27 (последний – двоюродный брат находящегося в розыске 22-летнего Ислама Жанова), старшему 47.
     На месте изъято 2 автомата Калашникова, пистолет ТТ, гранаты, более сотни патронов, 50 кг селитры и СВУ мощностью 20 кг в тротиловом эквиваленте.
Марианна Калмыкова


Вырастил племянника

     В ночь на 26 июля в частном домовладении в Нартане 44-летний хозяин двумя выстрелами из охотничьего гладкоствольного ружья убил своего 32-летнего племянника.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Чегемскому району СКР по КБР, дядя по сути вырастил племянника, отец которого много раз был судим и умер от туберкулеза, а мать не занималась ребенком.
     Выросший племянник стал избивать приемного отца. Об этом знали все соседи. Избит он был и накануне трагедии. 25 июля около 22 часов в дом пришли по вызову участковые уполномоченные полиции, однако мать дяди, пожалев внука, попросила не задерживать его, пообещав, что все будет улажено.
     Через некоторое время после ухода полицейских племянник забежал на кухню и со словами «Я покажу тебе, как вызывать мусоров» стал вновь избивать приемного отца, выбив искусственную челюсть, а затем собрался идти за ножом. В это время мужчина дважды выстрелил в него из ружья.
     Было возбуждено уголовное дело по статье «умышленное убийство». Но, как отметили в СО по Чегемскому району, учитывая обстоятельства той ночи и предшествовавшие им события, в отношении подозреваемого будет назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза, которая должна ответить: находился ли он в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного насилиеми издевательствами со стороны потерпевшего. В зависимости от выводов экспертов действия подозреваемого могут быть переквалифицированы.
Ахмед Акбашев


Спорт
Сыграли местные кадры

     В 5 туре ФНЛ нальчикский «Спартак», слетав в Новосибирск, взял очко. Этот результат ценен не только как полученный на выезде, но и ввиду бледной игры, продемонстрированной подопечными Тимура Шипшева.
     В таких случаях обычно говорят «отскочили». Хотя бомбардир красно-белых Алексей Медведев, надо признать, очень хотел поразить ворота «Сибири», которой принадлежат права на него.
     Причина невыразительных действий «Спартака», по словам главного тренера, – кадровые проблемы: «Три защитника выбыли, пришлось перекраивать линию обороны. А с появлением Джудовича из-за лимита выбыл иностранец Сирадзе впереди», – отметил Тимур Шипшев.
     Действительно, неплохо зарекомендовавший себя в первых турах Никита Тимошин получил тяжелейшую травму в столкновении с кипером «Нефтехимика» и теперь лечится. После матча с «Аланией» испытывает проблемы с ногой Аслан Засеев. О причинах отсутствия немало «начудившего» в последних матчах Евгения Овсиенко можно только гадать.
     Поэтому под командование к ветерану обороны «Спартака» 33-летнему Миодрагу Джудовичу наставник в поединке с «орлами» отправил молодых резервистов – 20-летнего Руслана Абазова и 21-летнего Кирилла Суслова. А по ходу встречи свои силы попробовали и другие местные воспитанники: нападающий Арсен Гошоков, 20-летний полузащитник Алихан Шаваев, 18-летний защитник Залим Макоев.«В принципе, людьми, вышедшими на замену, доволен. Благодарен всем ребятам», – сказал после игры Шипшев.
     6 тур ФНЛ, который пройдет 2 августа, находящийся на 12 месте турнирной таблицыс 6 очками «Спартак» пропустит. 7 августа красно-белые сыграют в гостях с «Енисеем»,а 12 августа примут «Балтику».
Артем Кабанов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru