Газета Юга
Газета Юга №23(1004)
06 июня 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
Могила отца

     В День Победы с сестрами и племянником я побывал в Тульской области на братской могиле, в которой похоронен мой отец Дзуев Кашиф Тамашевич.
     Он работал бухгалтером в колхозе им. Фрунзе Кубинского района, был призван в Красную Армию в первые недели войны и почти сразу отправлен на фронт.
     Отец погиб в боях за деревню Башкино Белевского района 7 апреля 1942 и похоронен в деревне Зайцево в десятках километров от места гибели. Об этом нас известил 1146 стрелковый полк. Матери назначили пенсию 7 рублей 10 копеек. Нас с ней оставалось трое малолетних детей, а в утробе она носила младшую сестру.
     Из справки архива военно-медицинских документов нам позже стало известно, что отец был ранен в плечо и в грудь и с 18 января 1942 находился в госпитале, после чего был снова направлен на фронт. После этого писем мы от него не получали. В письмах, написанных матери ранее, он сокрушался: «Почему, дорогие мои, не отвечаете на мои письма? Как дети? Не голодают?»
     Но наша мать была неграмотной, и письма мужа носила с собой в поисках человека, который мог бы их прочитать. Сосед-подросток Хасен Бабугоев, который умел читать, не всегда находился дома.
     В одном из писем отец написал, что похоронил погибшего односельчанина (его фамилию я, к сожалению, не помню), в кармане которого нашли 10 рублей. Отец просил передать деньги родственникам. Мать выполнила его просьбу.
     Мы приехали в город Белев – районный центр, откуда нас отвезли к братской могиле. В 1989 я посадил здесь две голубые ели – их уже не было. «Наверное, не прижились», – предположил глава администрации села. В мою первую поездку на плитах братской могилы значились имена и фамилии 404 красноармейцев. За 20 с лишним лет к ним добавилось более 600 надписей.
     На обратном пути мы остановились недалеко от деревни Зайцево. По дороге с поля шла женщина, прижимая к груди, как ребенка, большой сверток, обернутый грязноватой тряпкой. «Разве можно ребенка носить в такой тряпке?» – спросил я. «Это не ребенок, посмотрите, – ответила она. – Это кости советских солдат». Она назвала место неподалеку: «Там в поле кости валяются всюду прямо на поверхности». На большом свертке в руках женщины сверху лежал еще один – маленький. Там находились винтовочные гильзы – немецкие и советские.
     Я взял у нее две германские и привез с собой. Храню их с немногими вещами, оставшимися от отца. Кто знает: может быть, пули, выпущенные из этих гильз, стали причиной гибели моего отца…
     Побывав на могиле отца, я обратил внимание, что деревень Башкино и Зайцево, располагавшихся поблизости, уже
     нет – ни домов, ни строений, ни камней. Глава администрации предположил, что все жители подались в Москву или на Кавказ.
     Я тогда подумал: а стоило ли моему отцу защищать деревни, которые стали не нужны самой России? Белевский район занимает огромную территорию, здесь и крупные (Ока) и малые реки, множество озер, гор, лесов, но поля зарастают бурьяном, мало населения…
Гумар Дзуев,
судья Верховного суда КБР в отставке


Культура
«Наверное, это внутренний зов»

     Автор проекта Noba Rey Мурат Каширгов («Газета Юга» №9, 2010) выпустил под этим брендом третий альбом «Talking to T.». Необыкновенно трудоемкий (на диске 18 треков), разноплановый и исключительно профессиональный. Настолько, что с любопытством изучаешь обложку – кто же принял участие в записи? Оказывается, практически все – выходцы из Кабардино-Балкарии.
     – Уже много лет ты живешь в Москве. Почему для сотрудничества выбрал музыкантов из КБР?
     – Еще раз убедился, что очень приятно работать со своими. Близость менталитета, возможность непринужденного общения очень помогают. Но главное – все они профессионалы высочайшего уровня.
     Сначала – а работа над альбомом началась еще в начале 2007 – мне активно помогал давний друг и известный гитарист Владимир Кочетков, записавший все гитарные партии на двух предыдущих дисках. Затем из-за плотного графика, связанного с его участием в мюзикле «Mamma Mia» и работой в группе «Bohemians», привлек других. На мою просьбу откликнулись маститые нальчикские гитаристы – Олег Кодзоков, Артур Булатов, Аслан Герандоков и Эльдар Тетуев. То, что это абсолютно разноплановые, самобытные музыканты, в результате дало своеобразное звучание песням, за которые я попросил их взяться. То же касается и других великолепных музыкантов, помогавших мне – духовика Анзора Увижева, клавишника Аслана Готова (записывавшего свои партии в Канаде, где он постоянно проживает), гармониста Аслана Дудара, барабанщика Игоря Бережнова, бас-гитаристов Мурата Мулаева – соавтора текста к одной из песен и Валерия Хосаева – звукорежиссера студии «Energy-Records». Кроме вокала, мне принадлежит большинство партий бас-гитары, некоторые партии клавишных и гитары. Я – автор музыки и идей большинства текстов. Но их полноценными составителями могу назвать Александра Бузукашвили и Олега Горбунова.
     – 7 из 18 треков – ремейки черкесских народных песен. Почему эта тема не оставляет тебя уже третий альбом?
     – В 2003 стал всерьез интересоваться черкесскими народными песнями, изучал архивы, в том числе и предоставленный Асланом Дударом. По сей день остаюсь близким в своем творчестве этой теме, будь то использование народных инструментов или ремейки старых песен. Наверное, это желание быть ближе к своим корням, какой-то внутренний зов. Не знаю, насколько долго буду касаться этой тематики, но на данный момент чувствую, что не исчерпал к ней интерес.
     В большинстве народных песен, обработанных мной, неизменным остается только исходный текст. Работа над новыми гармониями и аранжировками не менее кропотливая, чем в песнях, сочиняемых с нуля. Это такой же творческий процесс. И так же, как и свои песни, я могу их «загонять» в определенный стиль музыки.
     Обращаюсь к народным песням не только из интереса к истокам. Многие из них нахожу очень интересными с музыкальной точки зрения. Для меня именно мелодия является первостепенной.
     Посчитал возможным обыграть их по-своему гармонически и ритмически. Их названия в оригинале – «Дотэху и уэрэд» (Песня о Дотахе), «Хьэтхым и Къуэкlасэм и уэрэд» (Песня о Кочасе – сыне Хатха), «Бзэтхьэл и къуитIым я уэрэд» (Песня о сыновьях Бзатхала), «Адыгэ пащтыхьхэм я тхьэусыхэ» (Плач о мамлюках); припевом песни «Day fighter» является куплет из песни «Щолэхъупщ и уэрэд» (Песня о князе Шолохе); «Къашыргъэ Алихъан и гъыбзэ» (Плач об Алихане Каширгове) – трагическая песня о моем предке, составленная Бекмурзой Пачевым.
     Также в виде ремикса я свел песню, полное название которой, к сожалению, не знаю. Она мне попалась в архиве, в ней поется о некоем Абдулчариме.
     – Твое творчество уже не охарактеризуешь просто как этно-рок. В нем можно услышать и ambient, и jungle, и acid jazz, и funky breaks, и intelligen dance music... Сделал ставку на интеллектуальную аудиторию?
     – Действительно, «Talking to T.», на мой взгляд, получился более зрелым и продуманным. Он стилистически разнообразней, чем два предыдущих альбома, поэтому, несмотря на большой объем, не слушается занудно, монотонно. Я не могу ответить, на какую аудиторию ориентирован этот альбом. Время покажет. К сожалению, у меня был очень долгий перерыв в выступлениях – а это, я считаю, главный способ себя показать, раскрутить, завоевать публику. Из-за чего говорить о своей аудитории несерьезно. Ведь проект Noba Rey до сих пор был только студийным. Я очень соскучился по сцене. Надеюсь, у нас будет возможность себя показать. А представить есть что – к новым песням добавились переаранжированные вещи с предыдущих альбомов плюс живой драйв с бэк-вокалами, использование плейбэков с электронными звуками и прописанными партиями народных инструментов. Все это дает неплохое звучание.
     Альбом получился более современным – я пытаюсь развиваться и слушаю разную музыку, не зацикливаясь только на роке.
     Покривлю душой, если скажу, что доволен уже фактом выхода альбома и в этом заключается реализация моих творческих амбиций. Рассчитываю, что он откроет новые горизонты для меня и музыкантов, работающих со мной над концертной программой: Игоря Бережнова и Эльдара Тетуева.
Алена Мякинина


Последняя возлюбленная Рильке

     Весь мир называл ее просто – «прекрасной черкешенкой». И считал одной из пяти самых красивых женщин эпохи.
     В историю она вошла как последняя возлюбленная Райнера Марии Рильке, к ногам которой поэт вместе с сорванными розами положил свою жизнь…
Подробности в "Газете Юга"


Образование
«Министр образования объяснил, что мое сообщение отследили в ФСБ»

     Одна из выпускниц прималкинской школы не получит в этом году аттестат о среднем образовании, так как результат экзамена по русскому языку аннулирован: официально объявлено, что она выложила фотографию КИМа в интернет.
     Директор сельской школы Александр Крохмалев подтвердил, что он и ученица писали по этому поводу объяснительные в Министерстве образования и науки КБР, но от дальнейших комментариев отказался.
     Девушка заявила корреспонденту «Газеты Юга», что ничего в социальные сети не выкладывала: «У меня были сомнения в нескольких заданиях, и я отправила по мобильному телефону смс с ними, чтобы подстраховаться. Министр образования объяснил, что мое сообщение отследили в ФСБ. Он сказал, что это единственный случай в республике. Лично я знаю шесть таких случаев. Все произошло из-за моей глупости. Я хорошо училась – спокойно написала бы ЕГЭ на 80 баллов и без этой подстраховки. Собиралась поступать в медицинский вуз. Теперь придется ждать год».
     ЕГЭ по русскому языку она будет пересдавать в следующем году.
     4 июня пресс-служба мин-образования КБР сообщила, что выпускник одной из школ Нальчика выложил в интернет свои контрольно-измерительные материалы на обязательном ЕГЭ по математике. Проводится служебное расследование.
Александр Фадеев


Право
«Шогенов находится на излечении»

     3 июня на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, был оглашен третий ответ из Республиканской клинической больницы о состоянии здоровья подсудимого Заура Тохова. Напомним, что в двух предыдущих – 17 апреля и 7 мая – медики приходили к выводу о невозможности пребывания обвиняемого под стражей по состоянию здоровья. Оба ответа не были приняты судом по формальным причинам: отсутствие некоторых подписей, статей УК, вменяемых Тохову, ссылок на соответствующее постановление правительства.
     24 мая врачи РКБ вновь побывали в СИЗО и обследовали Тохова. В новом заключении они пришли к выводу: состояние здоровья подсудимого не препятствует его пребыванию за решеткой. Почему в предыдущих документах говорилось обратное, не разъяснялось.
     Государственные обвинители ходатайствовали об оглашении постановлений о прекращении уголовных дел в отношении Астемирова, Султанова, Одижева, Мамеева, Малкарова и Этезова. Они находились в розыске после 13 октября 2005 и были убиты в ходе спецоперации в различное время. Защита была против, считая, что эти документы не имеют отношения к предъявленному подсудимым обвинению. Суд удовлетворил это ходатайство частично, разрешив огласить пять документов, кроме постановления, касающегося Руслана Одижева (в нем не хватало подписи следователя).
     Споры сторон возникли и вокруг необходимости оглашения документов, касающихся жителя Залукокоаже Мурата Карданова. Напомним, что он, согласно материалам дела, участвовал в нападении на здание МВД, был убит в районе площади Абхазии, а генетическая экспертиза подтвердила его смерть с точностью до 99,99999%. Однако через три года выяснилось, что он жив и все это время находился дома. В конце 2008 он был задержан, дело в его отношении было выделено в отдельное производство. Карданов был болен туберкулезом, у него до 2005 было удалено одно легкое. 19 декабря 2010 он умер, и дело в его отношении вновь было закрыто.
     По ходатайству обвинителей участники процесса просмотрели шесть различных видеообращений Анзора Астемирова и одно Артура (Мусы) Мукожева, сделанные им после 13 октября 2005. Качество звука большинства представленных видеофайлов не давало возможности нормально воспринимать их содержание. Вместе с тем в них не содержалось конкретных данных о событиях 13 октября.
     Мурат Каширгов заявил, что 17 апреля им были направлены два заявления: на имя председателя Следственного комитета Александра Бастрыкина и прокурора КБР Олега Жарикова «по факту нарушения в СИЗО его конституционных прав»: «До сих пор я не получил исходящие листы о выходе этих жалоб из стен следственного изолятора».
     Подсудимый сообщил, что он обращался по этому поводу к начальнику СИЗО, но не получил ответа.
     Каширгов сообщил суду, что он объявил голодовку и будет ее продолжать до получения исходящих листов и личной встречи с прокурором по надзору за уголовно-исполнительными учреждениями. Он также отметил, что пятые сутки «в связи с нарушением конституционных прав» находятся на голодовке Каплан Мидов, Хасанби Хупсергенов, Аслан Унажоков, Руслан Кучменов, Хабас Емкужев «и другие подсудимые».
     «Какое отношение это имеет к судебному следствию? – спросила Галина Гориславская. – У вас есть защитник, решайте через него».
     «Я это сообщил, исходя из заявления суда, что он контролирует здоровье подсудимых, – разъяснил Каширгов. – Если со мной что-то случится, я не смогу прийти на заседание. Я вас информирую».
     Адвокат Люся Шорова заявила, что она была в СИЗО, где не выпускают за пределы учреждения обращения заключенных, жалобы прокурору и руководству СИЗО: «Они голодают пятые сутки». «От суда вы чего хотите?» – спросила председательствующая. «Абсолютно ничего. Заносите в протоколы наши заявления», – ответила адвокат.
     4 июня заседание началось с обсуждения просмотренных накануне видеофайлов.
     Татьяна Псомиади обратила внимание на следы монтажа и на то, что голос человека, похожего на Астемирова, разный на разных записях. Казбек Дадтеев отметил: не установлено, что лицо, изображенное на кадрах, Астемиров – нет экспертного заключения: «Непонятно, к кому он обращается. Если к подсудимым, то они в это время находились под стражей и не могли это слышать». Рита Геляева напомнила, что суд дал разрешение на просмотр видеообращений с Астемировым, а на одном ролике в титрах значится «Мукожев». Марина Ахметова указала: в представленных файлах говорится о вилайате, а это не вменяется подсудимым, вилайат появился после 2005, к нему обвиняемые не имеют отношения: «Не звучит ни одна фамилия подсудимых, ничего не говорится о создании Северо-Кавказского фронта». Адвокат также отметила отсутствие фоноскопической экспертизы по идентификации голоса Астемирова.
     Олег Келеметов добавил: отсутствует и портретно-художественная экспертиза, не допрошен в суде ни один человек, подтверждавший, что это Астемиров. Он напомнил, что в суде допросили свидетеля, которая снимала подсудимого Азамата Ахкубекова перед его добровольной явкой в правоохранительные органы: «Ей не дали показать, а тут согласились».
     Государственные обвинители ходатайствовали о приобщении к материалам дела в качестве дополнительных доказательств протокола осмотра предметов, изъятых в автомобиле «Лада-Самара» на площади 400-летия у здания ФСБ. Было сказано, что это подлинник из дела и датируется 1 ноября 2005. Адвокаты обратили внимание, что для подлинника 2005 документ «слишком свеженький», на нем нет следов подшивки. Суд указал, что в тексте сказано «оригинал», а фототаблица представлена в копиях.
     Суд отклонил ходатайство обвинителей. Последние попросили время для исправления недочетов, им дали срок до 10 июня.
     Когда речь зашла о дополнительных свидетелях защиты, адвокаты вспомнили о бывшем министре внутренних дел Хачиме Шогенове. Ранее суд направлял запрос в МВД по КБР. Там ответили, что генерал находится под госзащитой, – все вопросы необходимо направлять в Главное управление МВД по СКФО. Оттуда пришел ответ: «Шогенов находится на излечении в лечебном учреждении министерства». Галина Гориславская сообщила, что в ГУ МВД направлен новый запрос: суд просит уточнить, в каком регионе лечится генерал и как скоро он будет выписан.
     Подсудимый Аслан Беров от себя и Асланбека Бештоева ходатайствовал о применении к ним акта амнистии, принятого Госдумой РФ в 2006. Он подчеркнул, что
     14 апреля из общего дела по событиям 13 октября 2005 было выделено дело по факту нападения на ОМОН, его передали в суд, 18 августа 2007 состоялись предварительные слушания. Но затем дело из суда возвратили на этап предварительного следствия и вновь соединили с общим делом: «В связи с этим мы оказались в подвешенном состоянии и были лишены права на амнистию».
     Сославшись на положения акта Госдумы, Беров заявил, что он и Бештоев (удален из зала суда) имели право на амнистию: они добровольно явились в правоохранительные органы, добровольно отказались от участия в нападении, указали схроны, где могло быть оружие, в их показаниях в суде и на предварительном следствии не было существенных противоречий.
     Суд перенес рассмотрение ходатайства на следующее заседание.
Олег Гусейнов


Спорт
Черный понедельник

     Двухсерийная драма с участием «Спартака» и «Крыльев Советов», разыгрывавших место на авансцене российского футбола – в премьер-лиге, обернулась для Нальчика фильмом ужасов.
     В первой части 30 мая в Самаре в роли антигероев выступили защитники красно-белых Засеев и Джудович, дважды «сфальшивившие» в собственной штрафной, а также арбитр Владислав Безбородов, «подыгравший» с помощью двух одиннадцатиметровых.
     После провальных гастролей коллективу Тимура Шипшева необходимо было при родных трибунах «отгрузить» «крысам» уже три «сухих» мяча.
     Вера в чудо собрала 3 июня на республиканской арене «Спартак» полный стадион, чего здесь не видели уже давно. Многие были в цветах «Алании», «Терека», «Анжи». Перед матчем молодежь со стягами «Спартака» и Кабардино-Балкарии под барабанную дробь торжественно прошествовала вверх по проспекту Ленина. «Черный понедельник», как кто-то из болельщиков позже охарактеризовал произошедшее вечером, начинался в духе карнавала (на фото).
     Однако уже спустя полчаса защитник «Крыльев» Ангбва вернул зрителей к суровой прозе: забив, камерунец сделал мечту нальчикских фанов еще более недостижимой. А уже после антракта зрители «проголосовали ногами», потянувшись к выходам: нападающего Игоря Портнягина, видимо, чем-то обидели в Нальчике – по ходу сезона лучший снайпер лиги наколотил в ворота бывших одноклубников семь мячей.
     Потом вновь солировал Ангбва, оформивший дубль. Махмудов сделал счет на табло неприличным.
     Когда уже никто на поле не мог найти смысла в дальнейшем продолжении игры, форвард «Спартака» Давид Сирадзе сделал поражение не столь унизительным, забив дважды за несколько минут.
     Но последнее слово осталось за гостями – Портнягин зафиксировал итоговый счет: 7–2.
     Впрочем, у нальчан в этой игре был герой – не раз выручавший голкипер Антон Коченков, после каждого провала обороны и пропущенного гола все ниже опускавший голову.
     Следующий сезон ФНЛ начнется 7 июля.
Артем Кабанов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru