Газета Юга
Газета Юга №12(993)
21 марта 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
Работы больше – зарплата та же

     Редактор вещательной телерадиокомпании «Кабардино-Балкария» Муртаз Пачев обратился в Объединение организаций профсоюзов и Общественную палату КБР в связи с ситуацией, сложившейся в компании после перехода с 1 февраля на FM-вещание:
     «Лишь за два дня до этого сотрудникам сообщили об увеличении объемов вещания и работы каждого редактора на 250–300 процентов: еженедельно вместо двух передач необходимо готовить от 5 до 9. При увеличении объема работы заработная плата осталась на том же уровне. Отказаться мы не могли, так как получили уведомление – образец неприкрытой угрозы: соглашайтесь на наши условия или увольняйтесь».
     Все это, по словам редактора, происходит при отсутствии бумаги, канцелярских принадлежностей, машинисток, операторов компьютерного монтажа, самих компьютеров, транспорта. В компании нет информационно-нормативной литературы, справочников, словарей, энциклопедий. «Кроме того, свои передачи мы должны монтировать сами. Я сказал директору компании: «Вы меня заставляете в 65 лет овладеть компьютерным монтажом. Сделайте встречный шаг – подготовьте нам хорошую передачу». Он говорит: «Не умею».
     Муртаз Пачев также сообщил, что, несмотря на тяжелое положение, в штат были введены должности заместителей директора компании, оклад которых – 30–35 тысяч рублей. Новый директор ВТК, по данным Пачева, в первый месяц работы получил 109 тысяч 997 рублей 77 копеек.
     Председатель комиссии ОП по СМИ Эльберд Шаков заверил, что в министерство по средствам массовой информации будет направлен запрос, а он сам встретится с директором ВТК Игорем Дроздовым.
Муса Тамашев


«В один день нашли родных и по балкарской линии, и по черкесской»

     В день выхода прошлого номера «Газеты Юга», в котором был опубликован список беженцев из Сирии, в редакцию позвонили 6 человек.
     Одним из первых откликнулся Магомед Моллаев: «Как-то у вас была публикация про Энеева. Я удивился. Не ожидал, что среди беженцев будет балкарец. Было неприятно, но как-то до решительных действий не дошло. А в этот раз, когда увидел в списке свою фамилию, аж по спине мурашки пошли. Кровь прямо заиграла. Мне было абсолютно все равно, кто они: черкесы или балкарцы. Мы родные по фамилии, и этого уже достаточно для меня. Отец так и учил. Тут же связался с волонтерами, приехал в гостиницу «Джайлык». Меня познакомили с чудесной женщиной Нажах и ее дочерью Рим. Такие застенчивые, воспитанные… Спрашиваю: «В чем вы больше всего нуждаетесь?» А они только краснеют и глаза опускают. Говорят, что просто рады общению и больше ничего не надо. Но я же понимаю, что это не так, и чем смогу, тем и буду помогать. Повезу свою семью знакомиться с ними, потом приглашу их в гости. Теперь я не оставлю этих женщин, которые приехали к нам без своих мужчин. Муж Нажах категорически отказался уезжать и вместе с 4 сыновьями остался в Сирии. Женщин просто отослали подальше от беды. Сама Нажах – Каздохова, по мужу стала Моллаевой.
     Кстати, в тот день мы встретились с Валерием Эздековым, который тоже после публикации в газете решил проведать этих женщин. Он рассказал, что еще в 1905 году представительница его фамилии вышла замуж за Моллаева, вот и решил разыскать предполагаемых родственников. Так что эти женщины в один день нашли родных и по балкарской линии, и по черкесской».
     Номера телефонов, по которым можно узнать о местонахождении беженцев:
     89604310512 – «Пэрыт» – общественная организация по оказанию помощи соотечественникам в репатриации;
     89604270018 – волонтеры.


Культура
Она действительно как орлица

     Заслуженная артистка КБР Жанна Хамукова играла в Кабардинском театре роль Марии Темрюковны в спектакле «Орел и орлица» 27 лет назад:
      Это было в 1986. Я тогда по возрасту была вдвое старше, чем настоящая Мария Темрюковна. Мне было 35 лет. Но я играла не юность, а ситуацию и обстоятельства. Несмотря на возраст – 16 лет – Мария Темрюковна была мудрой. И в то же время у нее такой характер, что палец в рот не клади – свое будет отстаивать. За своего мужа и жизнь готова отдать. Она действительно как орлица.
     Не могу сказать, что между образами двух Марий – тогдашним и сегодняшним – большая разница. Сейчас, как и тогда, этот образ несет в себе искренность, чистоту, любовь и преданность. Лирическую сторону спектакля.
     Не секрет: в первую очередь пьеса «Орел и орлица» нам интересна тем, что в ней есть черкесы и Мария Темрюковна. Не-смотря на то, что образ Марии выписан автором не столь объемно, как хотелось бы, существует главное. Эта, как говорит о ней Иван Грозный, капризная, избалованная, обласканная отцовской любовью дочь князя – совсем юная девушка – сумела при первой встрече с царем разглядеть в нем талантливого, благородного, великого и очень одинокого человека и стала его надежной опорой.
     Костюмы существенно различаются. В новой постановке они роскошные. Девочки из мастерской театра постарались. Им может позавидовать любой академический театр. 25 лет назад у меня было простое национальное платье из бархата бордового цвета, которое я сама расшивала как могла. Оно ничем не отличалось от костюмов любого танцевального ансамбля. Костюм героини в новой постановке художественно очень интересно решен. У многих возникает вопрос, почему шапка без платка и почему такой длинный шлейф платья, что нехарактерно для национального женского костюма. Но это решение художника для того, чтобы наш и без того красивый национальный женский костюм выглядел еще эффектнее. В данном случае это позволительно, так как это не костюм для академического ансамбля танца. Национальная шапка имеет много разных форм. Наверное, не случайно художник выбрал именно ту, которая напоминает один из куполов собора Василия Блаженного.
     Если существует драматическое произведение известного классика, касающееся истории нашего народа, не использовать его было бы неумно.
     И еще более неумно – не пойти и не увидеть это. Не зря Руслан Фиров вернулся к этой пьесе.
     Не знаю, как другие зрители, но я становлюсь на голову выше, когда в царском дворе говорят, что прибыли важные гости в очень интересных одеждах, пригнали 50 лошадей и привезли с собой сестру необычайной красоты.
     Этот спектакль всегда должен быть в репертуаре театра, чтобы подрастающее поколение знало свою историю, чтобы для них не стало сюрпризом появление черкесов среди русских бояр на сцене – как это было на премьере.
     Борьба за власть и предательство существовали с момента возникновения человечества. Существуют и сейчас. А это значит, что пьеса «Орел и орлица» всегда будет актуальна и современна.


Право
«Они улыбались, когда садились в машину, чтобы ехать в УБОП»

     14 марта на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, продолжилось оглашение материалов дела, связанных с подсудимым Алимом Ахкубековым. Кроме того, были допрошены несколько свидетелей.
     Как и в оглашенных ранее материалах, противоречия между протоколами предварительного следствия и сказанным Ахкубековым в суде касались Расула Кудаева и Расула Ногерова. В ходе следствия Ахкубеков называл первого руководителем, а на второго указывал как на одного из тех, кто находился в лесу (вместе с тем Ногеров появлялся только в шестом протоколе допроса Ахкубекова). В суде последний объяснил это тем, что на него давили оперативники, требуя называть этих двух среди участников событий.
     После оглашений протоколов двух следственных действий и просмотра их видеозаписи адвокаты обратили внимание: они не совпадают – в протоколах отражено не все и не так, как это записано на видео. Было также отмечено, что Ахкубеков в ходе показаний неправильно назвал отчество Расула Кудаева.
     Несколько свидетелей были вызваны по ходатайству подсудимого Хабаса Емкужева. Все они в качестве понятых участвовали в различных следственных действиях. Каких-либо существенных сведений они не сообщили. В зале заседаний выяснилось, что один из них (он присутствовал при изъятии патронов в квартире на ул. Профсоюзной, из которой утром 13 октября забирали оружие участники нападения на погранотряд) очень плохо слышит. После нескольких попыток разъяснить свидетелю его права суд решил отказаться от его допроса.
     З., участвовавший в следственном действии вместе с предыдущим свидетелем, рассказал суду, что квартира, в которую их привели, была уже открыта, на полу лежали патроны. Откуда их доставали, он не видел.
     Житель Хасаньи Ч. был вызван в суд по ходатайству защиты. Он работал на стройке вместе с обвиняемыми в нападении на пост ДПС «Хасанья». Свидетель рассказал, что подвозил на работу родственника Азамата Ахкубекова и он сообщил: Созаев, Хуламханов, Азамат и Алим Ахкубековы позвонили предупредить, что опоздают (по версии защиты, они не знали, в связи с чем их собирают за Хасаньей, и через некоторое время намеревались поехать на работу).
     Б. – брат жены Азамата Ахкубекова – рассказал суду, что вечером 12 октября 2005 к нему приходил последний, просил машину (грузовик ГАЗ-52) на следующий день. Ахкубеков собирался привезти камни из поймы реки для строительства сарая. Свидетель заявил, что знает подсудимого 16 лет: «Он мастер на все руки. Ничего плохого я о нем сказать не могу».
     У., женатый на сестре Азамата Ахкубекова, сообщил, что последний вместе с Зубеиром Созаевым после 13 октября прятались в подвале его дома, но ему это было неизвестно: «У меня большой дом. Я на второй этаж не всегда поднимаюсь, не говоря о подвале».
     По словам свидетеля, когда он узнал о них и об их желании сдаться, он обратился к своему двоюродному брату – полковнику милиции: «Почему они сразу не сдались? Все знают, что тогда творилось – избивали, выбивали показания. Они мне сказали: «Мы нигде не участвовали, ничего не делали. Пусть допросят – мы расскажем об обстоятельствах происшедшего». Я рассказал об этом брату, он поговорил с министром Шогеновым. Вместе с братом мы забрали их из дому и отвезли в МВД. Там Ахкубеков и Созаев написали объяснение на имя Шогенова, и их забрали в
     6 отдел. На них не было никаких телесных повреждений. Они даже улыбались, когда садились в машину, чтобы ехать в УБОП».
     Свидетель рассказал, что в этот же день он привез в 6 отдел адвоката, с которым заключил договор, но защитника не допустили, сказав, что он не нужен: «Они подходили под амнистию, но она закончилась, как только до них дошла очередь».
     Свидетель заявил, что он отказывается от своих слов на предварительном следствии, когда негативно отзывался об Азамате Ахкубекове: «Если бы я тогда хорошо сказал, сам мог бы там оказаться, в кабалу попасть. Ко мне не раз приезжали из 6 отдела, обыски проводили рано утром. Мы с ним раньше проходили по одному делу, поэтому такое происходило. Это не один год продолжалось».
     Подсудимый Заур Сокмышев заявил, что он начинает голодовку, которая продолжится до тех пор, пока не решится вопрос о проведении комиссионной судебно-медицинской экспертизы, которая поставит точный диагноз. Он сообщил, что его состояние ухудшается, ему трудно участвовать в заседаниях, большую часть времени он лежит на деревянной скамье.
     При обсуждении этой ситуации между судом и защитой возник спор о том, кто должен контролировать состояние здоровья подсудимых. Суд предлагал обращаться в прокуратуру как надзирающий орган. Адвокаты обращали внимание, что они осуществляют защиту в рамках уголовного дела.
     18 марта Алим Ахкубеков вновь заявил, что не видел в тот день в лесу Расула Ногерова (об этом заявляли ранее и другие подсудимые). В материалах дела говорилось о телесных повреждениях, обнаруженных у Алима Ахкубекова через несколько дней после задержания. В его объяснениях в ходе следствия отмечалось, что он переносил дома кирпичи накануне ареста и упал. Суду он заявил, что не падал, а телесные поврежде-ния – результат физического давления со стороны сотрудников: «Пришел следователь ОСБ и сказал: «Пиши так, если не хочешь, чтобы тебе хуже было».
     Анзор Машуков ходатайствовал о вызове в суд свидетеля Г. – эту просьбу поддержали несколько подсудимых. Адвокат Олег Келеметов уточнил, что Г. был очевидцем событий, происходивших у здания ФСБ: «А моему подзащитному, как и другим подсудимым, вменяется нападение и на этот объект».
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева посчитала, что ходатайство необоснованно: «Г. – потерпевший, а не свидетель. Он получил ранение в самом начале нападения на здание УФСБ, потерял сознание и был доставлен в реанимацию. Он не принимал никакого участия в отражении, никаких обстоятельств он не пояснял».
     Суд отклонил ходатайство.
     Анзор Машуков заявил, что гособвинение вводит суд в заблуждение: «В показаниях Г. нет, что он потерял сознание. Он подробно рассказывает в своих показаниях, как и кем был ранен, как все происходило. Он был в сознании и все подробно рассказывает».
     Председательствующая ответила, что суд, принимая решение, исходил не только из мнений сторон.
     Анзор Машуков продолжил: «Суд намеренно скрывает, что было. Человек был в гражданской одежде, ему выстрелили в спину. Он говорит: стреляли сотрудники из приданных сил. Они перестали стрелять после того, как он показал удостоверение. Почему суд не реагирует на то, что сказала прокуратура, если это ложь?»
     Заявление Машукова было занесено в протокол судебного заседания.
     Результатом этого стало недовольство подсудимых: Анзору Машукову и Азамату Ахкубекову занесли замечания в протокол за нарушение порядка судебного заседания.
     Во второй половине дня адвокаты Расула Кудаева Батыр Ахильгов и Магомед Гагиев заявили отвод Галине Гориславской. Они сослались на пункт 3 части 1 статьи 61 Уголовно-процессуального кодекса РФ, в соответствии с которым судья не может участвовать в уголовном деле, если «является близким родственником или родственником любого из участников производства по данному делу». Они напомнили, что на стадии предварительного следствия, когда 25 октября 2005 Нальчикский городской суд избрал меру пресечения их подзащитному, в заседании суда участвовал помощник прокурора столицы республики Гориславский И.В.: «У защиты есть основания полагать: он является близким родственником председательствующей».
     Отвод подержала большая часть подсудимых. Государственные обвинители высказались против отвода, назвав его необоснованным.
     Судьи Азамат Вологиров и Аслан Думаев удалились в совещательную комнату для вынесения определения.
     19 марта дал показания Артур Кучменов, суд отказал в отводе Галины Гориславской, сославшись на положение УПК, и поставил вопрос о продлении меры пресечения, срок которой истекает
     26 марта.
     Показания подсудимого во многом были аналогичны тому, что говорили другие обвиняемые, проходящие по эпизоду нападения на пост ДПС «Хасанья». Рано утром 13 октября после намаза в мечети Зейтун Султанов (убит в ходе спецоперации после событий 13 октября) попросил Артура Кучменова и его брата Шамиля (амнистирован в октябре 2006) задержаться. На «семерке» Расула Хуламханова они выехали из Хасаньи в сторону Герпегежа. Там в лесу он увидел сумки с оружием: 5-6 автоматов, 3-4 карабина. По приказу Султанова Валерий Этезов зачитал листовку, в которой говорилось о необходимости беспрекословного подчинения. Ему дали автомат, брату – карабин СКС. Еще до отъезда группы, атаковавшей пост, рассказал Кучменов, они с братом ушли в Хасанью – первым Шамиль, а за ним, через несколько минут, Артур: «Нас около мечети видели много людей». Подсудимый сообщил, что летом 2005 по просьбе Султанова участвовал в закапывании двух пластиковых бочек: Султанов сказал, что закрывают мечети, изымают религиозную литературу, поэтому в бочках будут храниться книги. В его показаниях на предварительном следствии говорилось, что позже в бочках он видел оружие, но Кучменов заявил суду: этого не было.
     Братья Кучменовы добровольно пришли в УБОП 25 октября 2005. Выслушавший их сотрудник не оформил явку с повинной. Подсудимый подробно рассказал об избиениях, пытках током, сильнодействующих препаратах, которые подмешивали в воду. В ходе показаний он много раз повторял слова «испугался» и «страх»: «В октябре 2005 мне было 20 лет. Я не знал ни Басаева, ни Астемирова, ни Мукожева. Меня никогда не доставляли в милицию, я не имел никаких конфликтов с сотрудниками».
     В первых после задержания показаниях Артура Кучменова говорилось, что утром их пригласили на учебные стрельбы, а затем они с братом ушли домой. В этих показаниях нет ни слова о Расуле Ногерове, но уже упоминается Расул Кудаев. На следующем допросе он указывает Ногерова, а в ходе третьего допроса сообщает, что сам участвовал в нападении на пост ДПС, стрелял по милицейским автомобилям, «хотел убить» сотрудников. В протоколе говорится, что Расул Кудаев назвал милиционеров «неверными» и сам вел по ним огонь.
     Суду Артур Кучменов заявил, что не видел 13 октября ни Ногерова, ни Кудаева и сам не участвовал в нападении на пост. Он объяснил свои показания на следствии физическим давлением.
     Два свидетеля, бывшие понятыми при изъятии пистолета в домовладении Ногерова, не могли вспомнить, где было обнаружено оружие (согласно протоколу, оно было найдено в курятнике). Один заявил, что точно не заходил в курятник, второй не помнил этого.
     При обсуждении вопроса о мере пресечения Ольга Чибинева заявила о необходимости продления ареста 53 подсудимым, находящимся под стражей. Впервые в ходе процесса гособвинители не стали настаивать на заключении под стражу четверых обвиняемых, находящихся под подпиской о невыезде.
     Ссылаясь на состояние здоровья, завершающую фазу судебного следствия, семейное положение и добровольную явку обвиняемых, ряд адвокатов просили освободить своих подзащитных. Алим Биттиров указал на алиби Расула Ногерова, подтвержденное полутора десятками свидетелей и подсудимыми, и отметил, что за пять лет судебного разбирательства не представлено ни одного доказательства его вины.
     Заур Сокмышев обратил внимание на состояние своего здоровья: «Что мне делать? Истечь кровью? Повеситься? Я пять дней на голодовке – и хоть бы что».
     Аслан Замаев просил об изменении меры пресечения Тохову и Сокмышеву, а себя попросил удалить из зала:
     – Что вы имеете в виду?
     – Вы это увидите.
     Председательствующая попросила дословно записать в протокол реплики подсудимого.
     Суд огласит постановление о мере пресечения 21 марта.
Олег Гусейнов


Происшествия
Где семь патронов?

     Следственным отделом по Эльбрусскому району СКР по КБР проводится проверка обстоятельств нанесения 35-летним участковым уполномоченным районного ОВД телесных повреждений двум жителям Тырныауза.
     Как рассказали «Газете Юга» в СО по Эльбрусскому району, участковый отделения полиции в п. Эльбрус 17 марта должен был находиться на службе. Однако он оказался в Тырныаузе в нетрезвом состоянии. В одном из городских магазинов продавец пожаловалась ему на брата, который выпивал. Полицейский застал его дома вместе с приятелем за распитием спиртного и избил так, что оба были доставлены в больницу. По их словам, в прихожей полицейский выстрелил один раз в потолок. Вместе с тем в обойме его табельного пистолета не хватает семи патронов. Где они были отстреляны, предстоит определить следствию, а также отделу собственной безопасности МВД по КБР.
     Потерпевшие сообщили, что вместе с участковым был второй полицейский, который старался его сдержать. Сам он утверждает, что был один.
     Официальный сайт МВД по КБР сообщил, что министром даны указания подготовить материалы к увольнению сотрудника, а руководителей райотдела привлечь к строгой дисциплинарной ответственности.
Артур Мусов


Генерал-лейтенант столкнулся с лейтенантом

     19 марта в 15.40 на автодороге Нальчик – Майский в результате ДТП пострадал 47-летний заместитель командующего Северо-Кавказским региональным командованием внутренних войск МВД РФ житель Москвы Николай Протас.
     Генерал-лейтенант ехал в направлении Майского со своим 23-летним водителем на ГАЗ-3102. Когда они решили развернуться, «Волга» врезалась в двигавшийся в попутном направлении Opel Astra, за рулем которого был 26-летний участковый уполномоченный ОМВД РФ по Майскому району лейтенант полиции Резуан Батырбиев.
     Все участники ДТП, в том числе пассажир иномарки –
     38-летний житель Майского, с различными повреждениями доставлены в РКБ.
Мила Рашевская


Кухонный топорик

     16 марта в 2 часа ночи в квартире пятиэтажки по ул. Мальбахова, 5
     24-летний нальчанин С., ранее судимый по статье 228 УК РФ (незаконный оборот наркотиков), несколько раз ударил свою знакомую 29-летнюю хозяйку квартиры П. кухонным топориком по голове. После нападения на женщину он прихватил два ее сотовых телефона – Nokia и Ferrari – общей стоимостью 8 тысяч рублей и скрылся.
     Пострадавшая находится в РКБ.
     С. задержан.
Мила Рашевская


Спорт
Оранжевый мяч принес удачу

     В понедельник в Нальчике с утра шел сильный снег. Болельщиков беспокоило, справятся ли с такими осадками работники республиканского стадиона, на котором «красно-белые» должны были в этот день принимать хабаровскую «СКА-Энергию» – одного из лидеров лиги и, как полагают, главного конкурента Нальчика в борьбе за места, дающие право на стыковые матчи за попадание в высший дивизион.
     Поле выглядело шикарно – изумрудного цвета, чуть присыпано снежком, и только слегка замедляло перемещения оранжевого мяча.
     Немногочисленные, но преданные фанаты «Спартака» оказали своим любимцам достойную поддержку в виде многочисленных флагов, громких кричалок и барабанной дроби. Особенно усердствовали представители новой группы суппортеров «Южные Орлы», куда, очевидно, входит сегмент самых молодых поклонников нальчикских «гладиаторов». Переведя весь арсенал своих кричалок, они стали просто скандировать: «Eagles! Eagles! Eagles!» В этой атмосфере спартаковцам сам бог велел продемонстрировать наконец свой потенциал и доказать обоснованность премьерлиговских претензий.
      Игра началась, как говорится, без раскачки. Возможно, этому поспособствовала в том числе и низкая температура, однако невозможно было не заметить нацеленность «красно-белых» на ворота «армейцев». В первом тайме противники действовали примерно на равных, разве что гости очень часто позволяли себе опасные подкаты. Хотя до поры до времени и обходилось без откровенной грубости (несмотря на то, что обе команды – аутсайдеры в рейтинге fair play на 1fnl.ru).
     Особые надежды специалисты возлагали на вернувшегося в Нальчик мидфилдера Концедалова, неплохо показавшего себя на сборах колумбийца Даниэля Буйтраго, а также форварда «Сибири» Алексея Медведева. Именно четкие действия Романа, настырность Дани и огромные опыт и голевое чутье 36-летнего Медведева склонили чашу весов в этой встрече в сторону хозяев. На
     52 минуте после очередной затяжной атаки Дани подал мяч с левого фланга в штрафную, где Медведев в чисто английском стиле сыграл на опережение и невидимым движением отправил игровой снаряд в сетку ворот «СКА-Энергии», оформив первый свой гол за «Спартак» в официальных встречах. Нужно ли говорить, как возликовали на трибунах?
     После этого гости попытались обострить игру, но им не хватило ни «физики», ни техничности обуздать «пятнистого» на скользком газоне.
     Радость болельщиков «Спартака» омрачилась только травмой, полученной Дани. По словам главного тренера «красно-белых» Тимура Шипшева, пока не ясно, на какое время выбыл форвард. С учетом того крейсерского хода, который набрал этот нападающий, его отсутствие будет большой потерей 25 марта, когда «Спартак-Нальчик» отправится в Санкт-Петербург к «Петротресту», которому в первом круге неожиданно уступил 0:2 («Газета Юга» №35, 2012).
Виктор Сергеев


Разное
Скорую лихорадит

     Сотрудники скорой помощи Нальчика пытаются привлечь внимание к своим проблемам:
     «У нас катастрофически не хватает врачей и фельдшеров из-за смехотворной заработной платы. Раньше были комнаты отдыха, где хоть 15 минут можно было полежать, просто вытянуть ноги. Теперь между вызовами даже не успеваем заехать на базу. Такая нагрузка. Бегаем по этажам с вызова на вызов.
     Не хватает и машин. Хотя официально говорится, что в гараже 40 карет, на самом деле большая часть простаивает из-за поломок. Иногда по городу работает всего 8–9 бригад. А количество вызовов за сутки доходит до 20.
     По новым правилам, по приезде мы должны заполнять так называемую вызывную карту: вписывать туда данные паспорта и медполиса. Причем без ошибок – из-за одной неточности карточка вернется из фонда ОМС. Вместо того, чтобы быстро думать, как помочь пациенту, мы вынуждены теперь переживать, что забудем вписать в карточку его данные. А если у него нет с собой документов? Не всегда же мы приезжаем домой. В этом случае просим больного с нами связаться, как только он будет в состоянии добраться до своего медицинского полиса. Некоторые перезванивают, некоторые – нет.
     Один обслуженный вызов – 1020 рублей. При условии, что карточка заполнена правильно, врачу выплатят заработную плату из этого расчета: сколько было вызовов, столько и получишь. Но из этих же 1020 рублей вычитаются суммы за коммунальные услуги, ГСМ и лекарства для всей скорой помощи. Сколько же теперь мы будем получать?
     Сейчас оклад врача 4500, плюс накрутки – получается около 10 тысяч рублей. У фельдшера еще меньше. Врач-кардиолог, работающий на полторы ставки, получает около 13 тысяч. На эти деньги реально прожить? Раз по новым правилам с нас будут вычитывать деньги за свет, воду, бензин, хотелось бы знать, какая заработная плата у администрации скорой помощи. Насколько мы знаем, речь идет о суммах, в 5 раз превышающих наши зарплаты».
     Главный врач нальчикской станции скорой помощи Светлана Барагунова уверена, что недовольство врачей связано с трудностями перехода на новый формат работы:
     «Мы еще с декабря проводили занятия, разъясняли, как правильно заполнять вызывные карты. Но тем не менее заполняют их с ошибками. Естественно, они не оплачиваются, пока все неточности не будут устранены.
     В нашем парке 36 машин. Да, бывает, что некоторые простаивают… иногда. Машин 5–6, не больше. В основном же машины не новые и после суток работы могут и поломаться. Но есть и новые автомобили.
     Действительно, врачей не хватает. Но по сравнению с другими городами у нас не такая уж плохая ситуация.
     А по поводу разницы между заработной платой врачей, фельдшеров и административного корпуса могу сказать, что о таких суммах речь не идет. Финансирование заработных плат не мы сами придумываем. Хочу заметить, что каждую лишнюю копейку стараемся перевести нашим сотрудникам, так как понимаем, при каких нагрузках им приходится работать».
Марианна Калмыкова




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru