Газета Юга
Газета Юга №8(989)
21 февраля 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Не представилось возможным установить»

     Зольский районный суд, рассмотрев иск жителя с. Псынадаха Мусы Темботова о признании недействительными выборов депутатов совета местного самоуправления села и отмене их результатов, отказал истцу «за необоснованностью».
     Бывший кандидат в депутаты сельского совета, требуя отмены результатов выборов, представил суду видеозапись процедуры голосования и подсчета голосов
     4 марта 2012 на избирательном участке №50 в с. Псынадаха, полученную через Единый портал государственных и муниципальных услуг в интернете («Газета Юга» №16, 2012). В соответствии с определением суда 23 ноября 2012 представители истца и ответчика (три человека во главе с председателем районной избирательной комиссии Владимиром Тхашоковым) просмотрели видеозапись процедуры голосования. Был составлен акт, в соответствии с которым в выборах 4 марта 2012 участвовало 555 избирателей, проживающих в селе (по официальным данным, в тот день на избирательный участок пришли 1046 человек). В акте также отмечалось, что из-за технических проблем (одна из камер, направленная на урну, перестала работать после 10.00) число избирателей с 8.00 до 10.00 подсчитано у урн, а с 10.00 до 20.00 – при получении бюллетеней. Этот акт подписали обе стороны («Газета Юга» №49, 2012).
     Суд констатировал, что ни по одному из представленных истцом 29 видеофайлов общей продолжительностью более 14 часов «не представилось возможным установить» количество выданных бюллетеней и количество голосовавших: «В видеозаписях имеются смещения, накладки, скачки кадров и времени. По файлам не определяется (не указано) время записи, работает только таймер, поэтому последовательность происходящего на видеозаписи не устанавливается».
     Эти обстоятельства вызвали у суда сомнение в достоверности видеозаписи.
     Суд также констатировал, что истец нарушил порядок организации доступа к видеоматериалам, полученным в ходе видеонаблюдения на избирательных участках 4 марта 2012. Было отмечено, что в соответствии с порядком, утвержденным ЦИК РФ, обращения участников избирательного процесса, чьи права затрагивались решениями избирательных комиссий различного уровня, могут быть направлены в ИК субъекта федерации или в ЦИК РФ. Эти структуры рассматривают вопрос о необходимости просмотра видеоматериалов. Если такая необходимость будет установлена, избирательная комиссия направляет запрос в Министерство связи и массовых коммуникаций РФ о предоставлении копии необходимого видеоматериала.
     Вместе с тем избирательная комиссия может прийти к выводу, что необходимости в просмотре видеоматериалов нет.
     Отметив, что веб-записи на дисках, представленные Мусой Темботовым, получены «не из установленного законом источника, не имеют документа, подтверждающего их подлинность», суд признал их ненадлежащими доказательствами.
     Суд также подчеркнул, что федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…» «не содержит требований об использовании при голосовании средств видеонаблюдения». Напомним, что видеокамеры были установлены на всех избирательных участках России по инициативе Владимира Путина, который таким образом хотел добиться прозрачности выборов 4 марта 2012.
     Суд не признал и ряд других нарушений, указанных в иске бывшего кандидата в депутаты.
     Муса Темботов намерен обратиться в Верховный суд КБР с апелляционной жалобой.
Олег Гусейнов


Нартан готов судиться

     15 февраля в Нартане состоялось совместное заседание депутатов совета местного самоуправления, совета ветеранов села и общественной земельной комиссии, которое обсудило ситуацию с землями, принадлежавшими сельскому поселению и перешедшими в федеральную собственность.
     Напомним, что в 1987 постановлением Совета Министров РСФСР колхоз «Нартан» был преобразован в опытно-производственное хозяйство «Нартан», которое безвозмездно получило 5475 га сельских земель. Сегодня эти площади стали федеральной собственностью, а Нартан остался без земли. Эта проблема не раз обсуждалась в селе, следовали обращения руководству КБР и главе государства. В ноябре 2011 заместитель министра государственного имущества и земельных отношений заверила сельчан, что после обращений главы республики к президенту России вопрос о возвращении находящихся в федеральной собственности земель Нартану решен: «Если не сегодня, то завтра эти земли будут переданы в собственность села» («Газета Юга» №46, 2011). Земли Нартану не вернули. В ноябре 2012 жители села вновь обратились к главе государства и создали общественную земельную комиссию.
     15 февраля представитель этой комиссии Адам Медалиев рассказал участникам собрания, что на все обращения были получены отписки и вопрос с возвращением земель селу никак не решается.
     В ходе обсуждения решено было вынести вопрос о земле на обсуждение сельского схода, который намечен на последнюю декаду марта. Представителям совета старейшин поручено встретиться до сельского схода с главой республики и предложить решить земельный вопрос.
     Начата подготовка к судебному процессу по определению фактических границ сельского поселения и передаче земель муниципалитету в соответствии с 131 федеральным законом.
     На собрании было отмечено, что первый вице-спикер парламента КБР, уроженец с. Нартан Руслан Жанимов дважды приглашался на собрания, посвященные земельным проблемам, но не приехал в село. Участники встречи решили обратиться в парламент республики и структуры «Единой России» с предложением об отзыве депутата Жанимова.
     На собрании решено, что в случае невозврата земель на сельском сходе будет поставлен вопрос о добровольном сложении полномочий депутатами совета местного самоуправления, как это было сделано в Безенги («Газета Юга» №6).
Муса Тамашев


Культура
«Только любовь и песня остаются…»

     23 февраля Хасан Карданов отмечает 90-летие:Открою секрет: мне не совсем 90 лет. Давным-давно прибавил себе годы, чтобы работать на шалушкинском кирпично-черепичном заводе. Хотели отличиться с ребятами-односельчанами. И знакомый паспортист в районном военкомате с удовольствием выдал паспорта – мол, нам по 18. И на третий день после этого нас призвали в рабоче-крестьянскую Красную армию. Так в 15 лет оказался на фронте. Нет, я не пожалел. Наоборот, очень воодушевлен был.
     Музыка сопровождает меня с малых лет. Наверное, от мамы- гармонистки что-то передалось. В школе играл в самодеятельном оркестре народных инструментов. Освоил гитару, мандолину, балалайку, гармошку, ударные… Мои способности заметили – и я стал учиться в Нальчике в интернате. А во Дворце пионеров учился музыке у жены Бетала Калмыкова. Она была русской, очень грамотной женщиной. С тех самых пор днем и ночью мне снились какие-то мелодии, я стал сочинять. Даже на фронте музыка меня не отпустила. Когда освобождали Россию, попадались музыкальные инструменты. И солдаты в перерывах между боями просили меня сыграть. Я играл – они пели и танцевали.
     Четыре года я болен, и врачи не разрешают сочинять и музицировать. Сплю в комнате, где стоит инструмент, и мне так хочется… Но эта большая эмоциональная и интеллектуальная нагрузка может привести к повторению удара. Ну, а просто музыку, конечно, слушаю. Иногда поневоле. У нас три комнаты – и в каждой по телевизору. Мне интересны новые события: слежу за тем, что происходит в культурной жизни России и республики. Но то, что я вижу, не радует меня. Когда-то мы стали развивать классическую кабардинскую и балкарскую музыку. Появился симфонический оркестр, театры, хоры, ансамбли, оперы, балеты... Теперь все это приостановилось. Несмотря на то, что работает прекрасный институт искусств с замечательными студентами. Но больше процветает самодеятельность. По радио и телевидению выступают коллективы художественной самодеятельности далеко не высокого уровня. Это и не классика, и не национальная музыка…
     Понимаете, нельзя сочинять, не зная теории музыки, тайны гармонии! И мне это прекрасно слышно.
     Мне обидно, что иной раз из наших окон на моей любимой улице Ленина слышатся такие песни или музыкальные произведения, которые пытаются подражать западным. Я люблю джазовую музыку, я сам в молодости танцевал под джаз. Но она должна быть джазовой, а не самодеятельной подделкой.
     Я за профессиональную музыку, какой бы она ни была. Сейчас песни пишут на синтезаторе, не задумываясь об оркестровке. Воспитывается дурной вкус. Люди уже не слышат, как оно должно быть на самом деле. Все время дуть в одной тональности на синтезаторе, не зная теории, гармонии… Разве от этого будет кайф?
     Может, люди стали такими, потому что перестали слушать хорошую музыку? Раньше горскими обычаями восхищалась вся Европа. Карл Маркс писал о нашем адыгэ намыс. Где теперь намыс? Пропала культура. По дороге идешь – молодые обгоняют стариков, выталкивают с дороги, обзываются, ругаются нецензурно. Да что там… Убивают друг друга, свои – своих. Мне обидно, я со слезами ложусь спать, просыпаюсь и вновь слышу – убили, убили, убили… И все это потому, что пропали любовь и дружба. Я ведь так долго прожил, потому что любил и люблю людей. Только любовь и песня остаются...
     Родился в Чегеме-1. Окончил кабардинскую студию Ленинградской консерватории по специальностям «композиция» и «вокальное искусство». Работал в Ленинграде в МАЛЕГОТе (сейчас Михайловский театр) артистом миманса.
     Автор гимна КБР, множества произведений для симфонического, духового оркестров, хоров, фортепиано, мюзикла, ораторий, более трехсот песен и романсов, в соавторстве с Мухадином Баловым – первой национальной оперы «Мадина». Был председателем Союза композиторов Кабардино-Балкарии, членом правления Союза композиторов РФ.


Право
«Лапша» с гранатой

     14 февраля на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, начал давать показания подсудимый Хусей Хуболов.
     Он рассказал, что 13 октября около двух ночи к нему домой в Кенже позвонил односельчанин Альберт Жекамухов (по версии следствия, руководитель группы, атаковавшей погранотряд, убит 6 января 2006 в ходе спецоперации), которого он знал с детства: «Мы не раз и не два помогали друг другу». Он подъехал домой к Хуболову на белой «Ниве» вместе с другим односельчанином Исламом Танашевым (амнистирован в октябре 2006). Они поехали в город и оказались в частном доме, где находились два парня, которых Хуболов не знал. Вскоре Жекамухов и Танашев уехали, а он прилег на диван и уснул. Утром его разбудил Жекамухов, и Хуболов увидел в доме молодых людей – некоторые были в масках с оружием, у кого-то рация.
     Через 10–15 минут на грузовой «Газели» все выехали со двора. Дальше его рассказ во многом совпадал с показаниями других подсудимых, проходящих по этому эпизоду. Они добрались до пограничного отряда, а после боестолкновения поехали в Вольный Аул, где оставили двух раненых. Хуболов отметил, что он не стрелял, а сидел, укрывшись за деревом. Из Аула они направились в район рынка «Кавказ»: парень по имени Азиз (гражданин Турции) хотел помочь Илесу Горчханову (убит 13 октября), руководившему группой, атаковавшей управление ФСБ. С рынка на углу Ногмова и Пушкина группа возвращалась в Вольный Аул, на углу Кабардинской и Коммунистической они обстреляли милицейский УАЗ, был убит прапорщик Владимир Гузов. Нападавшие пересели в УАЗ, на котором доехали до Вольного Аула, где после обстрела бросили машину, захватили «Газель» и уехали на ней за город в район садов близ ресторана «Сосруко». Оттуда группа пешком, обходя Нальчик с юга, добралась до кенженского леса, а Хуболов и несколько других нападавших разошлись по домам и родственникам.
     По словам Хуболова, после этого он спокойно ходил по селу, выезжал в город, а 22 ноября 2005 около 6 утра к нему домой пришли люди в масках. Подсудимый подробно рассказал, как его избивали, травили собаками, пытали током, в связи с чем он подписывал какие-то тексты и чистые листы бумаги. Он сообщил, что его заставили сказать: вместо Ислама Танашева утром к нему приезжал с Жекамуховым Артур Бегидов.
     Хусей Хуболов подробно описывал события каждого дня после задержания: куда и как его возили, в какие помещения заводили, как применяли насилие. Председательствующая Галина Гориславская несколько раз останавливала его, предлагая сказать, как эти события повлияли на показания в ходе предварительного следствия. Подсудимый отвечал, что дойдет до этого, но продолжал говорить о подробностях пребывания в УБОПе, ИВС и СИЗО.
     Председательствующая остановила его, а Хуболов заявил, что ему не дали говорить и нарушили его права. Заявления занесли в протокол.
     Отвечая на вопросы своего адвоката, Хуболов сообщил, что служил в армии, не обучался в каких-либо лагерях, не имеет навыков обращения с оружием, не стрелял 13 октября и не видел, как стреляли другие участники группы. Подсудимого спросили об оружии, обнаруженном в ходе следствия в огороде у его соседей в Кенже. Он рассказал, что сотрудники УБОП (Хуболов назвал их фамилии) предложили ему: мы положим оружие в твоем огороде, ты его найдешь. За это обещали отпустить или меньше избивать: «Я сперва не согласился, но меня заставили».
     В конце января, по словам Хуболова, его привезли в село. Прежде чем выйти из машины, сотрудники показали место и объяснили – такой-то ряд, такое-то дерево: «Это дерево находилось у наших соседей. Они, наверно, заблудились и не туда спрятали. Я говорю: «Это не наш огород», а они: «Ничего, ты найди, а дальше мы сами разберемся». Там были найдены пистолет, граната и патроны». Подсудимый подчеркнул, что он к этому оружию отношения не имел, его отпечатков там не обнаружили.
     Отвечая на вопросы защиты, Хусей Хуболов заявил, что его длинный рассказ о первых днях пребывания за решеткой должен был показать: это был способ получения показаний, выгодных следствию.
     18 февраля на процессе продолжился допрос Хусея Хуболова.
     Отвечая на вопрос адвоката Алима Биттирова, он рассказал, что в кенженском лесу держал в руках пистолет, который взял там же. Кому принадлежало это оружие, он затруднился сказать, отметив: уходя домой, оставил пистолет в лесу.
     Подсудимый отказался отвечать на вопросы гособвинителей и суда. Обвинение ходатайствовало об оглашении протоколов допроса и других документов предварительного следствия, связанных с Хуболовым.
     В ходе допроса 23 ноября 2005 он заявил, что 12 и 13 октября находился дома, почти никуда не отлучался, в нападении не участвовал. Это могут подтвердить соседи.
     На двух следующих допросах говорилось, что 13 октября 2005 около 2 ночи ему позвонил Альберт Жекамухов, которого он знал по селу и мечети. Через 15–20 минут к дому Хуболова на белой «Ниве», за рулем которой сидел Артур Бегидов, подъехал Жекамухов, и они направились в частный дом в Нальчике (согласно материалам дела, Бегидов прибыл в дом на Интернациональной утром и другим путем).
     Утром часть обитателей дома выехала на грузовой «Газели», а Хуболов, Бегидов, Жекамухов и неизвестный парень – на «Ниве» (в соответствии с выводами следствия, и Хуболов, и Бегидов направились к погран-отряду на «Газели»). Согласно протоколам допроса, они подъехали к в/ч, вышли из «Нивы», Бегидов, Жекамухов и неизвестный стреляли в сторону части. Недалеко от них лежал убитый из нападавших. Жекамухов приказал Хуболову затащить тело в машину, но он не смог. Они покинули это место, поехали в Кенже и скрылись в лесу. На следующий день к ним присоединились 7–8 человек, пришедшие со стороны Хасаньи. На 3–4 день Хуболов ушел домой, но несколько дней подряд приходил, как было условлено, к футбольному полю, передавал оставшемуся в лесу Жекамухову продукты и получал деньги – 500–1000 рублей.
     В этих же показаниях говорилось, что в доме на Интернациональной Жекамухов дал ему пистолет с запасной обоймой и гранату, которые он позже закопал в огороде у соседей.
     В следующих показаниях Хуболова говорилось, что Жекамухов в частном доме говорил о необходимости нападения на погранотряд и исполнении долга мусульманина. В ходе этого допроса он рассказал, что выехал к погранотряду в «Газели», был вооружен автоматом и «черным ружьем», у в/ч стрелял из АК одиночными, никуда особо не целясь. От рынка «Кавказ» он, Гучев и Азиз (гражданин Турции) направились к Дому радио, где он выстрелил из «черного ружья» (гранатомета) в сторону здания УФСБ. На углу Кабардинской и Коммунистической, согласно протоколу допроса, все вели огонь по милицейскому УАЗу.
     Хуболов заявил, что это не соответствует действительности – он в тот день не стрелял, а по УАЗу огонь вели только Гучев и Азиз.
     Государственные обвинители представили протокол проверки показаний на месте, согласно которому Хуболов указал место в огороде соседей, где закопал металлический контейнер с надписью «Лапша», в котором находились пистолет и граната. В суде Хуболов заявил, что ему это место указали сотрудники.
     В ходе оглашения показаний Хуболова между защитой и обвинением возник спор. Отчество подсудимого – Магомето-вич – во многих процессуальных документах уголовного дела обозначалось как Магомедович. Адвокат Алим Биттиров указывал на это. Адвокат Олег Келеметов подчеркнул, что идентифицирующими признаками человека являются фамилия, имя и отчество: «Судят одного человека, а оглашают показания другого. Считаю, что без соответствующего уточнения эти показания нельзя было оглашать».
     Руководитель группы государственных обвинителей Ольга Чибинева подчеркнула, что с этими документами были ознакомлены и обвиняемый, и его адвокат – никто не сделал замечания.
     19 февраля заседание не состоялось из-за болезни одного из адвокатов.
Олег Гусейнов


Происшествия
Лошадиная доза

     Сотрудники УФСКН по КБР обезвредили группу, около двух лет распространявшую в Нальчике гашиш.
     Как сообщил «Газете Юга» источник, попросивший об анонимности, операцию провели в так называемой Еврейской колонке, а среди подозреваемых – нальчане: 22-летний М., чьи родители имеют сеть меховых магазинов в Москве, и рекордсмен мира по силовому троеборью 20-летний С.
     Как рассказали «Газете Юга» в пресс-службе УФСКН, одновременно было обследовано 10 домовладений, задержаны пятеро нигде не работающих местных жителей. На преступников вышли, отрабатывая оперативную информацию, около года назад. Для родителей М. появление наркополицейских в доме стало шоком. Сперва М. утверждал, что не знает, откуда взялся гашиш, но потом признал, что наркотик принадлежит ему.
     Наркополицейские отметили степень организованности преступной группы. Каждый выполнял определенную функцию: одни занимались доставкой, другие фасовкой, третьи – поиском новых клиентов.
     Гашиш М. закупал у оптовика в Москве и рейсовым автобусом отправлял в Нальчик. Следом шло смс-сообщение: «Шубу выслал». Потом М. на своем Audi A4 выезжал за автобусом.
     Гашиш сбывали в местах массового досуга молодежи – в клубах, на дискотеках.
     Общий вес обнаруженного наркотика в виде готовых к продаже брикетов по полграмма и плиток с клеймом в виде бегущей лошади превышает 400 разовых доз. Это клеймо, по словам экспертов, являющееся своеобразной «торговой маркой», говорит не только о качестве товара, но и о промышленных масштабах его производства. Найденный гашиш — высококонцентрированный, предположительно афганского происхождения. Гашиш с аналогичной маркировкой был изъят и в других регионах, в частности, в Рязанской области.
     Следственным отделом УФСКН возбуждено уголовное дело по сбыту наркотиков в крупном размере группой лиц по предварительному сговору.
Тимур Бахов


38-летний мужчина обобрал 75-летнюю женщину

     В первом отделе по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по КБР возбуждено уголовное дело в отношении бывшего сотрудника правоохранительных органов 38-летнего нальчанина М., которому вменяются мошенничество в особо крупном размере, фальсификация доказательств по гражданскому делу и подделка документов.
     В марте 2011 М. решил незаконно приобрести право собственности на домовладение по
     ул. Шортанова в Нальчике, в котором проживала одинокая пожилая женщина (ей на тот момент было больше 75 лет). С марта по август 2011 он изготовил не менее двух экземпляров договора купли-продажи домовладения, датировав его 15 августа 2011, и столько же экземпляров передаточного акта к этому договору с той же датой. В эти документы были внесены заведомо ложные сведения о том, что домовладение и земельный участок были проданы М. за 500 тыс. рублей. Подписи хозяйки дома были подделаны.
     27 августа 2011 М. обратился в структуры Росреестра с заявлением о регистрации права собственности на домовладение, приложив вышеуказанные фальшивые документы.
     Так как этих документов было недостаточно, а хозяйка дома не явилась на регистрацию, Росреестр приостановил процесс передачи участка и дома в собственность М.
     29 августа 2011 М. обратился в Нальчикский городской суд с исковым заявлением к структурам Росреестра, потребовав признать куплю-продажу законной и зарегистрировать право собственности. В суд в качестве доказательств он представил все те же сфальсифицированные документы: договор купли-продажи и передаточный акт.
     В ходе судебного заседания он заявил, что приобрел домовладение за 500 тыс. рублей, но хозяйка не явилась на регистрацию.
     11 октября 2011 на основании этих сфальсифицированных доказательств и ложных показаний М. суд признал за ним право собственности на домовладение, 2 ноября 2011 оно было официально зарегистрировано Росреестром.
     После смерти пожилой женщины только вмешательство ее дочери, у которой были все правоустанавливающие документы на недвижимость, помогло остановить процесс завладения чужой собственностью.
     По делу проведено несколько экспертиз, которые установили, что подписи на договоре купли-продажи и передаточном акте не принадлежали пожилой женщине. Стоимость домовладения, «приобретенного» за 500 тысяч, оценивается в 9 млн рублей.
     Суд дал санкцию на арест обвиняемого, заключив его под стражу на два месяца.
Ахмед Акбашев


Подполковник пригласил в армию наркомана

     316 военным следственным отделом СКР по ЮФО возбуждено уголовное дело в отношении 35-летнего С. – заместителя начальника отдела кадров одной из дислоцирующихся в Нальчике воинских частей, которому вменяется мошенничество с причинением значительного ущерба.
     Как рассказали «Газете Юга» в 316 ВСО, в 2011 подполковник С. предложил гражданину Х. помощь в призыве на контрактную службу и получил с него 200 тысяч рублей. В ходе мероприятий по отбору на службу на специальной проверке с использованием полиграфа выяснилось, что Х. употребляет наркотические средства. Комиссия признала, что он не соответствует предъявляемым требованиям для поступления на контрактную службу.
     Подполковник С. деньги Х. не вернул и распорядился ими по своему усмотрению.
Артур Мусов


Отдохнули на кладбище

     17 февраля трое школьников из станицы Солдатской повредили около 30 памятников и надгробных могил станичного кладбища. Акт вандализма (ст. 214 УК РФ) обнаружил местный житель, сообщивший в полицию. Злоумышленников удалось оперативно найти. Их возраст – 12, 13 и 14 лет.
     По словам директора станичной школы Татьяны Герасименко, пятиклассник и семиклассник из станичной школы, а также восьмиклассник из школы-интерната для малообеспеченных и социально незащищенных детей отдыхали на кладбище. Дать внятное объяснение своему поступку они не смогли.
     В школе-интернате №6, расположенном в Прохладном, корреспонденту «Газеты Юга» сообщили, что удивлены поведением их воспитанника, никогда ранее не нарушавшего правопорядок.
Александр Зубенко




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru