Газета Юга
Газета Юга №6(987)
07 февраля 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Не являются и не сдаются»

     Руководитель следственного управления СКР по КБР Валерий Устов на пресс-конференции в Нальчике рассказал, что значительные силы ведомства направлены на расследование преступлений, совершенных членами НВФ.
     В 2012 было совершено 76 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов (в 2011 – 81), погибли 19 (в 2011 – 30), ранены 26 (34) сотрудников. Были убиты восемь гражданских лиц (в 2011 – 13), ранено 19 (9). Возбуждено 136 уголовных дел данной направленности, раскрыты 60, 29 дел приостановлены, 47 в стадии расследования. В связи со смертью подозреваемых прекращено 18 уголовных дел в отношении 51 члена НВФ. В суды направлено 15 дел на 26 членов бандформирований и их пособников: «Таких показателей в Кабардино-Балкарии никогда ранее не было. Мы это связываем с активной работой УФСБ и МВД».
     Валерий Устов отметил, что в связи с активной работой силовых структур численность бандподполья значительно сократилась: «Но оно существует, входит в «Имарат Кавказ», который в феврале 2010 был признан Верховным судом России международной террористической организацией. Участники бандподполья этого не отрицают и гордятся тем, что относятся к террористической структуре. Исходя из материалов следствия, данных МВД и ФСБ, мы предполагаем, что общая численность бандформирований – около 50 человек. Активных членов НВФ, которые могут совершать посягательства на жизнь сотрудников и убийства мирных граждан, не более 20. Они все поделили по секторам, как у Ильфа и Петрова: центральный сектор, юго-западный, северо-восточный. Они как угодно могут себя называть, но от этого они не перестали быть обыкновенными бандитами. Где бы они ни находились, если вовремя не одумаются, то будут уничтожены. Мы снова к ним обращаемся, мы готовы обеспечить им быстрый доступ к правосудию. Если за ними нет тяжких и особо тяжких преступлений, изберем им меру пресечения, не связанную с лишением свободы, и направим дело в суд, обеспечим защитой».
     Генерал-лейтенант юстиции Устов сообщил, что силовые ведомства «не могут похвастаться» количеством членов НВФ, явившихся с повинной и заключивших сделку с правосудием: «Одно соглашение было заключено, участник бандподполья оказал активное содействие следствию. Это было учтено: он получил 5,5 лет, хотя реально мог получить все 15. Закон это позволяет, но подобной практики, к сожалению, в Кабардино-Балкарии нет. Не являются и не сдаются».
     Было отмечено, что в 2012 ликвидировано 97 членов НВФ (в 2011 – 122), задержано 50.
     Говоря о расследовании дел по убийствам следователей СУ СКР Кантемира Кярова и Алима Ворокова, Валерий Устов подчеркнул, что все участники этих преступлений были установлены и ликвидированы, а уголовные дела в ближайшее время будут прекращены за смертью подозреваемых: «Оба они работали в единственном на Северном Кавказе отделе по расследованию особо важных дел, занимающемся посягательствами на жизнь сотрудников органов правоохраны. Члены бандподполья отслеживают не только сотрудников управления, но в первую очередь тех, кто расследует эту категорию дел. Ряд сотрудников этого отдела находятся под физической защитой практически круглосуточно».
     Руководитель СУ СКР сообщил, что установлена причастность к убийствам следователей Зейтуна Бозиева. В ходе убийства Ворокова было прострелено окно его автомашины, затем образовавшееся отверстие тщательно заклеили скотчем. Генетическая экспертиза пришла к выводу, что скотч приклеивал Бозиев. Безусловно установлена причастность последнего к убийствам Казбека Геккиева, Бориса Жерукова и подполковника полиции Анатолия Букина.
     Отвечая на вопросы о делах, связанных с деятельностью должностных лиц разного уровня, Валерий Устов сообщил, что дело в отношении бывшего премьер-министра КБР Ивана Гертера в конце февраля будет передано в суд: «Была похищена 4-комнатная квартира стоимостью 2,5 млн рублей. Основной объем следственных действий завершен, в ближайшее время начнем знакомить Гертера с материалами дела».
     Дело в отношении главы управления казначейства Леонида Зрумова, которому вменяется хищение 19,8 млн рублей, будет завершено к концу марта.
     По делу мэра Нальчика Залимгери Хагасова назначены экономические и ситуационные экспертизы, которые проводятся за пределами КБР. Его обвиняют в незаконном выделении земельных участков, нанесении ущерба в 18,9 млн рублей. В зависимости от сроков завершения экспертизы дело будет передано в суд в течение 2–3 месяцев.
     Комментируя уголовное дело в отношении руководителя управления коммунального хозяйства администрации Нальчика Виктора Киримова и заместителя руководителя управления антимонопольной службы Юрия Кушхова, Валерий Устов отметил, что следствие считает – при проведении аукциона на ремонт пр. Ленина были нарушены положения федерального законодательства: «Это совместный материал с прокуратурой Нальчика. По делу необходим большой объем следственных действий. Хотим проверить не только пр. Ленина. У нас есть аналогичные факты с проведением конкурсных процедур. Не только ремонт пр. Ленина был осуществлен Киримовым совместно со своим сыном. Это дело тоже, обещаю, дойдет до суда».
     Отвечая на вопрос о деле по гибели восьми младенцев в начале 2012, руководитель СУ СКР сообщил, что оно было возбуждено по факту ненадлежащего исполнения своих обязанностей работниками республиканской детской клинической больницы и нальчикской электросетевой компании: «Был назначен ряд экспертиз. Ставропольские эксперты дали заключение, что лечение было адекватным, своевременным, в соответствии с существующими стандартами. Мы не могли с этим согласиться, так как это противоречило другим материалам следствия. Была назначена повторная экспертиза в Российском центре медицинских и биологических экспертиз минздрава России. Было сложно это сделать: у них большая очередь. Но с учетом, что погибли дети, нам пошли навстречу. Обещают завершить в начале марта. Если врачи и энергетики не виноваты, мы об этом скажем».
     Валерий Устов рассказал, что по факту массового отравления студентов и преподавателей сельскохозяйственной академии расследуется уголовное дело по халатности в отношении начальника управления административно-хозяйственной работы и строительной службы вуза: «Установлено, что в октябре 2011 в комбинат питания СХА с заявлением о приеме на работу обратился некий Б., который не был зарегистрирован как предприниматель. В неприспособленном помещении открыл точку питания при отсутствии контроля со стороны руководителя управления. Он работал месяц, за это время удалось отравить 50 человек. В феврале направим в суд».
     Говоря о массовом отравлении в столице республики, Валерий Устов отметил, что не удалось выявить «общий продукт», который потребляли все потерпевшие: «Некоторые прямо заявляли, что водопроводную воду не пьют несколько лет. Было установлено, что в определенный период не проводилась хлорация воды. Но, к сожалению, не была установлена очаговость вспышки: больные поступали со всех районов Нальчика».
     Были озвучены несколько версий: вспышка инфекции на фоне сезонного повышения заболевания другими вирусными кишечными инфекциями; источником могли стать бананы, апельсины, завозимые из стран, где имелась вспышка подобной инфекции, или граждане, побывавшие в этих странах. Установлено, что износ водопроводных сетей в Нальчике составляет 75%.
     Валерий Устов сообщил, что в отношении руководителя казначейства по Эльбрусскому району, которому вменяется покушение на убийство и вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, возбуждено новое уголовное дело: «Он мошенническим путем приобрел в Нальчике трехкомнатную квартиру стоимостью 2 млн 580 тыс. рублей».
     Обращаясь к коррупции, генерал-лейтенант юстиции сообщил, что в отношении должностных лиц органов местного самоуправления возбуждено 13 уголовных дел (в том числе в отношении 8 депутатов местных органов), сотрудников МВД – восемь дел, УФСИН по КБР – три, Службы судебных приставов – семь, Управления госнаркоконтроля – четыре, министерств и ведомств КБР – четыре уголовных дела и иных лиц – 22.
     По «делу чернобыльцев» Валерий Устов пояснил: «Мы разбираемся, кто их обманул, как это получилось? По федеральному закону они не имели права на эту компенсацию. Теперь приходят судебные приставы и требуют возвращения всей суммы. А, как известно, половину денег у них еще в банке забирали молодые люди. Постараемся вместе с коллегами из прокуратуры принять объективное решение. Как только возбудим дело, постараемся довести до общественности».
     Вместе с тем руководитель СУ СКР сообщил, что жалоба на постановление прокуратуры КБР об отмене решения о возбуждении дела по этим фактам находится в Генеральной прокуратуре: «Если и они не поддержат, еще раз возбудим дело. Смысл в чем? Есть ряд действий, которые можно провести только в рамках возбужденного дела. Не возбудив дела, мы не можем взять в банковских учреждениях соответствующие данные, провести какие-то экспертизы, кого-то допросить. Банально кого-то задержать, пригласить к себе приводом. Ряд действий невозможны в рамках проверки». «Это дает возможность почистить документы?» – спросили из
     зала. – «Не исключаю. Может быть и такое».
Олег Гусейнов


Тахир Текеев держит удар

     22 августа пять депутатов сельского совета с. Безенги письменно обратились к председателю совета с заявлениями о прекращении депутатских полномочий «в связи с несогласием с проводимой политикой по решению земельных вопросов» («Газета Юга» №34, 2012).
     Алик Аттоев, Мурат Толгуров и Рашид Гаев были освобождены от депутатских обязанностей в течение 1–2 месяцев. Судьба Бекира Ахкубекова и Тахира Текеева решалась пять месяцев. За это время поступило обращение бывшего главы администрации села Мурадина Рахаева в прокуратуру Черекского района, которая пришла к выводу о нарушениях федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления» и внесла на имя председателя совета два протеста и представление.
     В январе Бекир Ахкубеков отозвал свое заявление о сложении полномочий. В Безенги говорят, что это было сделано под давлением.
     Тахир Текеев, которому отказывают в сложении полномочий, намерен идти до конца: «Со мной тоже говорили. Предлагали подумать, считая, что, оставаясь депутатом, я лучше смогу решать проблемы села. Но я не согласился, сказал – увольняйте, если хотите (я работаю тренером). Пока не уволили.
     Земля должна быть в ведении села, но получается, что я в родном селе не могу законно получить землю. Мне не дают, а кому-то отдают на 49 лет для создания курорта. Больше
     20 лет прошло с тех пор, как расформировывали колхозы и совхозы. Во всей России вопрос с землей решен, а у нас до сих пор ничего».
     Тахир Текеев вспомнил события 9-летней давности, когда в совет местного самоуправления в Хасанье прошли несколько человек, неугодных властям: «Почти сразу после выборов трое депутатов сложили полномочия, вскоре еще трое сделали это под давлением, и в Хасанье прошли новые выборы («Газета Юга» №51, 2003; №10, 2004). Тогда власть быстро решила вопрос, сегодня новые выборы власти, вероятно, невыгодны».
     В Безенги неспроста так долго держатся за Тахира Текеева. Согласно уставу села, в совете 11 депутатов и он правомочен, когда в него входят 2/3 от этого числа. После ухода трех депутатов в представительном органе осталось
     8 народных избранников. Если Текеев уйдет, останется меньше 2/3. Необходимо будет проводить новые выборы.
Олег Гусейнов


В защиту журналистов

     Парламент Кабардино-Балкарии направил в Государственную думу РФ в порядке законодательной инициативы проект изменений в статью 144 Уголовного кодекса РФ («Газета Юга» №2).
     Документ, внесенный после гибели ведущего «Вестей КБР» Казбека Геккиева, предполагает статью УК, устанавливающую наказание за «воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналиста», дополнить частью 4 «Посягательство на жизнь журналиста, а равно его близких в целях воспрепятствования его законной профессиональной деятельности либо из мести за такую деятельность».
     Наказание за такое преступление предлагается установить от 12 до 20 лет, либо пожизненное лишение свободы или смертная казнь.
     Авторы документа подчеркивают, что необходимость его принятия вызвана «острой потребностью в повышении уровня безопасности журналистов в России», так как «наиболее острыми повседневными проблемами нашего общества по-прежнему остаются давление на журналистов вплоть до посягательства на их жизнь».
     Отмечается, что за последние 20 лет в РФ погибло более 200 журналистов; по данным международных общественных организаций, Россия «является третьей по опасности для журналистов страной в мире».
     Представителем парламента при рассмотрении документа в Думе будет Адальби Шхагошев.


Образование
Уроки online

     11-летние прохладянка Альбина Умарова (фото на стр. 1) и Амир Мазуков из Алтуда попали в десятку лучших на всероссийской олимпиаде школьников «Познание творчества». Оба проходят обучение в ресурсном центре дистанционного образования детей с ограниченными возможностями здоровья.
     «Дети участвовали в конкурсе на общих основаниях, соревнуясь со здоровыми школьниками, но показали результаты намного выше», – сообщила замдиректора ресурсного центра Марина Хохлачева.
     «О том, что дочка заняла призовое место, мы узнали в Москве, – рассказала мама Альбины. – Каждые полгода ездим туда на лечение – у нее хронический миокардит. Три года ходила в обычную общеобразовательную школу, но это плохо отражалось на ее здоровье. Какое-то время учителя приходили домой, а потом завуч школы сказала, что есть программа, по которой можно дистанционно обучаться. Работники ресурсного центра привезли компьютер, установили программы и показали, как ими пользоваться».
     «Было несложно, – я быстро все освоила, – говорит Альбина. – Из школьных предметов для дистанционного обучения выбрала историю, информатику и природоведение. Природоведение – мой любимый предмет. Людмила Константиновна мне все объясняет через скайп. А если я что-то не поняла и хочу спросить, могу позвонить ей в любое время – она всегда онлайн. Еще люблю английский, русский и математику – учителя по этим предметам приходят ко мне домой. Когда на улице тепло, сама хожу в школу и сижу на уроках, сколько смогу. Хочу стать врачом, чтобы всех делать здоровыми».
     Амир Мазуков мечтает о карьере певца: «Я хотел бы все пять часов петь, но мама решила, что математика, английский и русский мне нужны больше. Пришлось согласиться. Может быть, в будущем я смогу получить профессии и юриста, и певца.
     Учиться, не выходя из дома, весело. Но и в школу хожу – мне поделили уроки, и пять часов я в школе, пять – дома. Учусь хорошо. Только по поведению два. Но это не считается».
     «В два года Амиру поставили диагноз «нижний спастический парапарез»: на обеих ножках он передвигался только на цыпочках. Сейчас проблемы остались только с правой ногой. Когда в школе сказали, что он может учиться дистанционно, больше всех обрадовалась бабушка. Она сразу освоила программу Paint и рисует с Амиром. Можно сказать, что теперь они вместе учатся», – смеется мама Амира.
     «В центре обучается 438 детей, и у каждого из них своя сложная история, – говорит преподаватель Людмила Трамова. – Есть дети, которые с большим трудом говорят, которым сложно даже сидеть. Оптимальная форма преподавания подбирается с учетом специфики заболевания. Дети с ограниченными возможностями здоровья чувствуют все острее. Поэтому и подход к ним деликатнее. Им постоянно надо давать знать, что они любимы и нужны обществу».
Елена Нирова


Право
Следственный комитет и прокуратура заявляют о единой позиции

     В связи с публикацией в «Газете Юга» от 31.01.2013 статьи под названием «Следственный комитет вступил в бой с прокуратурой» следственное управление Следственного комитета России по КБР и прокуратура Кабардино-Балкарской Республики заявляют, что все вопросы, связанные с проверкой обстоятельств выплаты компенсаций участникам ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, решаются на основе норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и сведения о противостоянии двух правоохранительных органов не соответствуют действительности.
     СУ СК России по КБР и прокуратура республики занимают единую позицию, основанную на строгом соблюдении законности при проведении процессуальной проверки по указанному факту.
     Следствием по итогам проверки, завершение которой планируется в феврале 2013 года, будет дана согласованная с прокуратурой КБР правовая оценка действиям всех без исключения лиц, имеющих отношение к выплатам компенсаций, в том числе работников органов государственной власти.
СУ СК России по КБР, Прокуратура КБР


«Услышали в лесу детские голоса»

     31 января на процессе по делу о событиях 13 октября 2005 суд допросил свидетеля Я., работавшую в 2005 продавцом в киоске в с. Кенже. Согласно материалам дела, 13 октября во второй половине дня, когда часть участников нападения на пограничный отряд проезжала на угнанной «Газели» через Кенже, добираясь до леса, они останавливались у киоска и покупали продукты. По версии обвинения, среди тех, кто подходил к киоску, был нынешний подсудимый Хасанби Хупсергенов. В ходе следствия проводилась процедура опознания, и Я. не опознала его. Однако протокол этого следственного действия отсутствует в материалах дела.
     Свидетель подтвердила, что ей представляли несколько человек (среди них был и Хасанби Хупсергенов), но она никого не опознала. По версии защиты, подсудимый в тот день находился в Пятигорске на занятиях в филиале Российского государственного социального университета. Вуз предоставил суду соответствующий документ, основанный на журнале посещений занятий. В уголовном деле были материалы, свидетельствовавшие о проведении опознания Хупсергенова. Но протокол следственного действия, в ходе которого он не был опознан, отсутствовал. Свидетель Я. подтвердила факт проведения следственного действия.
     Асланбек Унажоков рассказал, что вечером 12 октября 2005 на белой «Ниве» (она позже будет использована при нападении на погранотряд) к нему домой в Кенже приехал односельчанин Ислам Танашев (амнистирован в октябре 2006). Они оказались на окраине сада, где встретились с Альбертом Жекамуховым (руководитель группы, атаковавшей погранчасть, убит в январе 2006) и Альбертом Хамгоковым (убит 13 октября 2005). Последние двое спустились на дно оврага, а Унажоков наблюдал за территорией. Из расположенного там схрона доставали оружие: автоматы, пулемет, патроны. Все это было уложено в сумки и погружено в «Ниву». По словам подсудимого, он просто помогал им, не зная, для чего все это делается. Они уехали, он возвратился домой.
     Утром 13 октября к нему приехал Танашев и попросил помочь перевезти мебель. Они подъехали на «биржу» на ул. Толстого, Унажоков договорил- ся с водителем грузовой «Газели» и на этой машине двинулся вслед за «Нивой». Они оказались у частного дома на ул. Интернациональной, куда разными путями прибывали, как уже рассказывала «Газета Юга», и другие фигуранты дела. Унажоков зашел в дом, увидел там более десятка молодых людей с оружием, не мог понять, что происходит. Водителя «Газели» тоже завели в дом, он сидел в прихожей, его кто-то караулил. Унажокову вручили автомат, через 10–15 минут группа выехала. Минут через 5 они застряли на углу Кирова и Гагарина, остановили другую – пассажирскую – «Газель», бросив грузовую. У погранотряда, куда они приехали, началась интенсивная стрельба, несколько человек были ранены. Осколком гранаты зацепило лицо Унажокова. Оставив убитого Артура Эздекова и раненого Арсена Бозиева, участники группы сели в «Газель» и поехали в Вольный Аул, где в частном дворе остались получившие ранения Нафедзов и Тамазов (в тот же день в ходе спецоперации они были убиты).
     Как уже рассказывали другие подсудимые, группа направилась в центр города к рынку «Кавказ», где был убит сотрудник наркоконтроля Ногеров. Затем на пересечении Кабардинской и Коммунистической был обстрелян милицейский УАЗ, убит прапорщик Гузов. Все пересели в УАЗ, который бросили в Ауле, где захватили «Газель», на ней добрались до старых садов в районе неработающей канатки. Огибая город с юга, нападавшие добрались до кенженского леса, откуда стали уходить по одному-два человека. Через несколько дней ушел и Унажоков. Около 10 дней он находился у родственников в Баксане, затем через Невинномысск уехал в Сочи. На границе Абхазии его задержали, предъявив хулиганство. Суд арестовал его на 10 суток. Тогда он решил рассказать обо всем и попросил вызвать сотрудников ФСБ, которым сообщил о своем участии в событиях 13 октября. Его доставили в Нальчик в середине ноября: «Меня сутки пытали. Я говорил, что знал, они не соглашались. Через сутки привели адвоката».
     В показаниях Унажокова на предварительном следствии говорилось, что у в/ч он «два или три раза, не целясь, выстрелил в сторону зданий погран-отряда», объясняя это шоковым состоянием. В тех же показаниях говорилось, что стрельба им велась и на углу Кабардинской и Коммунистической, но не по УАЗу-«таблетке», в котором был убит прапорщик Гузов, а в сторону одного из сотрудников, выскочивших из «таблетки». В суде Унажоков отрицал факт стрельбы.
     В ходе следствия он также говорил, что в мае-июне 2005 помогал Жекамухову и Хамгокову сооружать два схрона рядом с Кенже, где в каждой точке были закопаны по две бочки, которые Жекамухов постепенно заполнил оружием, боеприпасами и обмундированием. На процессе подсудимый отрицал этот факт, подчеркивая, что узнал об этих схронах в ночь на 13 октября, когда его попросили помочь.
     По словам подсудимого, ему ничего не было известно о готовящемся нападении, пока он не попал, как он считает, обманом, в дом на Интернациональной.
     4 февраля в суде продолжилось оглашение материалов, связанных с Асланбеком Унажоковым.
     В первые дни после задержания судебные медики обнаружили на его теле кровоподтеки, полученные в результате ударов «тупым твердым предметом». В ходе служебной проверки Унажоков заявил, что не имеет претензий к сотрудникам, так как «упал с лестницы в СИЗО». В суде Унажоков отметил, что кровоподтеки – результат физического воздействия на него. Адвокат Люся Шорова обратила внимание: экспертизу Унажокову проводили 18 ноября 2005, а в СИЗО он попал лишь на следующий день, и телесные повреждения у него были обнаружены до «падения с лестницы». Подсудимый заявил, что били его в 6 отделе.
     В ходе оглашения материалов дела выяснилось, что в первой явке с повинной, данной в Сочи, Унажоков утверждал, что утром 13 октября 2005 его односельчанин Мурат Кушхов (возглавлял группу, атаковавшую Управление исполнения наказаний, находится в международном розыске) попросил его подъехать в район расположения УФСИН по КБР к магазину «Громада». Унажоков пришел туда, ждал, затем началась стрельба, его ранили в лицо по касательной, он уехал в Баксан, а затем в Сочи. Он заявил в суде, что дал такие показания, потому что боялся применения физической силы. Позже он признался, что участвовал в группе, напавшей на погранотряд.
     Подсудимый рассказал, что в Сочи у него изъяли паспорт, водительское удостоверение и около 15 тыс. рублей. Все это было доставлено в Нальчик и передано в УБОП. Где сейчас документы и деньги, ему не известно.
     Очередь давать показания по объекту «погранотряд» дошла до Артура Бегидова. Он отказался, заявив, что отвечать будет только на вопросы защиты.
     В связи с отказом подсудимого государственные обвинители ходатайствовали об оглашении протоколов его допросов на предварительном следствии.
     В допросах Бегидова говорилось, что утром 13 октября 2005 ему позвонил Альберт Жекамухов и попросил подъехать к главному входу на ипподром – якобы там должны были состояться какие-то разборки. Но его повели на расположенную поблизости ул. Интернациональную, где в частном доме он увидел людей с оружием. Бегидову тоже дали автомат. Он пытался выяснить у Жекамухова, что происходит. Тот ответил: «Сейчас нападение на погранотряд». Также сообщил, что в акции в городе участвуют несколько джамаатов, а руководит всей операцией Анзор Астемиров. Согласно показаниям, Артур Бегидов утверждал, что ничего не получится. Но его заставили подчиниться, пригрозив убийством.
     Бегидова усадили за руль грузовой «Газели»: «Я не хотел ехать в военную часть и специально свернул в грязь. Мы застряли и затем пересели в пассажирскую «Газель». В показаниях Бегидова говорилось, что он бросил автомат в грузовой «Газели», поэтому у в/ч у него не было оружия.
     Вместе с другими участниками этой группы Бегидов в тот день проехал по маршруту: Вольный Аул, рынок «Кавказ», ул. Коммунистическая, снова Аул. Затем южнее Нальчика группа лесом перешла в кенженский лес. А вскоре Бегидов вернулся домой и прятался в подвале. 5 января 2006 он добровольно сдался.
     5 февраля на процессе продолжилось оглашение материалов, связанных с Артуром Бегидовым.
     Он рассказал, что после 13 октября 2005 в лесу близ Кенже слышал разговор Азиза с Альбертом Жекамуховым. Последний сообщил, что вернулся после погранотряда в дом на Интернациональной, где все «почистил», выбросив оружие и боеприпасы, оставшиеся там, в выгребную яму туалета (5 февраля 2006 из туалета по Интернациональной было извлечено 7 пистолетов Макарова, похищенных из Управления наркоконтроля, более 1 тыс. патронов, 11 гранат, три выстрела к гранатомету и даже рупор («Газета Юга» №6, 2006). Азиз, по словам Бегидова, сокрушался, что самодельное взрывное устройство, заложенное по дороге из Нальчика-20, не сработало, и 13 октября 2005 военнослужащие внутренних войск свободно проехали в город.
     Бегидов рассказал, что, обходя город с юга после нападения, они услышали в лесу детские голоса. Остановились и ушли вглубь, чтобы ни с кем не встречаться.
     По кадрам видеосъемки «меджлиса», проведенного 11 октября 2005 в лесу близ Нальчика, Бегидов опознал Анзора Астемирова и Шамиля Басаева (их лица были открыты), а также Альберта Жекамухова (его узнал по куртке), парня по имени Хас – гражданина Турции (он был идентифицирован по походке и пистолету-пулемету «Кедр»), Азамата Канчукоева, находящегося на скамье подсудимых (он был опознан по горбинке на носу и особенностям переносицы). Последние трое на видеозаписи были в масках.
     Отвечая в суде на вопрос Канчукоева, Бегидов заявил, что он говорил следователю: «Похож на Канчукоева». А следователь записал его слова как утверждение. Подсудимый также подчеркнул – он не утверждал, что Канчукоев, уходя из лесу близ Кенже, взял с собой автомат: «Я говорил: «По-моему».
     Суд допросил жителя Нальчика свидетеля Д., который 13 октября 2005 около 10.30 вместе с Зелимханом Караевым ехал на маршрутке №7 из Вольного Аула до пересечения Шогенцукова и Ногмова (дальше водитель ехать отказался): «Караев пошел прямо по Ногмова, у него в школе №5 были племянники».
     Караев был задержан у Дома радио, через несколько часов оказался в реанимации, признался, что участвовал в нападении на 2 ОВД, и дал показания на нынешнего подсудимого Казбека Будтуева. Караев был амнистирован, признав вину в участии в преступном сообществе и банде, а также незаконном владении оружием. Позже Караев отказался от своих показаний в отношении Будтуева.
Олег Гусейнов




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru