Газета Юга
Газета Юга №4(985)
24 января 2013 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Экономика
Вадим Дробиз: Кто может гарантировать легальность продукции?

     Правительство КБР одобрило проект закона «О мерах государственной поддержки организаций, выпускающих алкогольную продукцию» («Газета Юга» №2), в соответствии с которым, при соблюдении предприятиями определенных условий, в зависимости от объемов реализованной продукции субсидии у производителей вина могут составить от 50% до 70% суммы акциза, зачисляемого в республиканский бюджет, у производителей водки – от 50% до 90%.
     Необходимость нормативного акта обосновывалась изменениями, в соответствии с которыми с 1 января установилась 20-процентная норма минимального использования мощностей предприятия. В случае ее несоблюдения производитель обязан временно прекратить эксплуатацию основного технологического оборудования и уведомить об этом лицензирующий орган.
     По словам министра экономического развития Алия Мусукова, представлявшего законопроект, «алкогольная промышленность – бюджетообразующая для республики»: «Многие субъекты РФ принимают нормативные акты, предусматривающие поддержку отрасли. Мы также разработали соответствующий законопроект, чтобы наша продукция была конкурентоспособной».
     Руководитель Центра исследования федерального и региональных рынков алкоголя (ЦИФРРА) Вадим Дробиз прокомментировал «Газете Юга»: «Есть ряд «водочных» регионов, где есть субсидии. Например, Орловская область. Там речь идет о серьезных суммах, водочный акциз высок. Есть регионы, где идет борьба местных администраций с заксобраниями за введение субсидий. Например, Ленобласть. Чаще
     заксобрания популистски против этих мер. Они не понимают, что население все равно будет употреблять алкоголь, но если это будет алкоголь привозной, то акцизы потребители будут платить в бюджет другого региона – где он был произведен. Так что введение субсидий – мера необходимая. Что касается виноделов, то существенней было бы вообще отменить акцизы с вина, если мы хотим получить в России винную культуру и возродить винную структуру потребления. В бюджет региона поступает 40% с акциза в бутылке вина, или 2,1 руб. с бутылки. Сколько отдадут виноделу – 0,5 руб.? Вряд ли больше. Это всего лишь одна из огромного комплекса мер господдержки, которые государство просто обязано предоставить производителям российского винограда и вина. А вот водочникам вашего региона можно давать такие субсидии только при гарантии производства легальной продукции. А кто это может гарантировать?»
Виктор Сергеев


Политика
Адальби Шхагошев за отмену прямых выборов главы КБР

     Парламенту Кабардино-Балкарии, возможно, придется менять закон «О выборах главы КБР», принятый в июне 2012 («Газета Юга» №№23, 26, 2012).
     Двенадцать депутатов Госдумы РФ, среди которых Адальби Шхагошев, внесли в нижнюю палату российского парламента проект федерального закона, который предусматривает отмену прямых выборов глав регионов РФ.
     Согласно предложенным изменениям в закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполняющих органов государственной власти субъектов РФ», глава региона может избираться депутатами законодательного органа субъекта федерации. В соответствии с предложенным в законопроекте механизмом политические партии, представленные в Госдуме РФ и региональных парламентах, после обязательных консультаций с партиями, которые не входят в законодательные органы субъектов федерации, представляют президенту России по три кандидатуры (в парламент КБР входит четыре фракции, поэтому претендентов на пост главы может быть 12). При этом кандидаты могут быть членами других партий или беспартийными.
     Глава государства из представленного списка претендентов выбирает трех кандидатов и вносит их в региональный парламент, который и избирает первое лицо региона.
     При этом в законопроекте подчеркивается, что такой порядок наделения полномочиями главы региона «может быть предусмотрен» законом субъекта РФ. Другими словами, регионам дается право либо оставить прямые всеобщие выборы первого лица, либо перейти на новый механизм.
     Прямые выборы первых лиц в субъектах РФ были отменены Владимиром Путиным в 2004. В 2011 Дмитрий Медведев вернул этот механизм.
Олег Гусейнов


Образование
«Сокровище нартов» Валентина Кузьмина вошло российский список

     В перечень «100 книг» по истории, культуре и литературе, рекомендуемый министерством образования и науки РФ школьникам к самостоятельному прочтению, входит «Сокровище нартов. Из кабардинских и балкарских сказаний» в переводе Валентина Кузьмина.
     Пересказы Кузьмина пережили три издания. «Сокровище нартов», вышедшее в 1970, состояло из сказаний карачаево-балкарской нартиады. В 1980 издание дополнили переводами из кабардинской версии эпоса. А в издании фонда Альбины Тажевой 2012 «Сокровище нартов» стало кабардинским.
     Кстати, на шмуцтитуле новейшего издания указано, что минобрнауки КБР рекомендует эту книгу для внеклассного чтения.
     В Национальной библиотеке им. Мальбахова последнее издание в краеведческом отделе нашли сразу. А вот кабардино-балкарский вариант 1980 пришлось заказывать в хранилище.
Алена Мякинина


Право
Допрос отложили в связи с похоронами отца

     17 января на проходящем в Верховном суде КБР процессе по уголовному делу о событиях 13 октября 2005 выступили два свидетеля, вызванных по ходатайству подсудимого Аслана Берова, и один – по просьбе Амура Хакулова, продолжился допрос Хабаса Емкужева.
     47-летний нальчанин Х. работал тренером-преподавателем в спортшколе. Он женат на родной сестре Аслана Берова. Х. рассказал об обстоятельствах, при которых Берова 24 октября задержали в 6 отделе. По словам свидетеля, в тот вечер они вместе выходили из КБГСХА, когда к ним подошли два сотрудника правоохранительных органов, одного из которых Х. немного знал. Он сказал, что к Аслану Берову есть несколько вопросов. Надо только что-то уточнить, и его отпустят. Когда спустя час Берова не оказалось дома, родственники начали волноваться, так как его телефон не отвечал. Только поздней ночью с помощью адвоката Берова обнаружили в УБОП. Тот знакомый милиционер сказал Х., что Аслан Беров написал явку с повинной и признался, что 13 октября 2005 держал пакет с патронами, который потом выбросил.
     Х. сообщил, что никогда не слышал от Берова разговоров о джихаде и конфликтах с правоохранительными органами. У Берова много друзей и родственников, которые работают в силовых структурах, в частности, в ОМОНе (Берову вменяется участие в нападении на ОМОН – ред.).
     38-летний К. из Нартана, который тоже работал тренером-преподавателем и является дальним родственником Берова, подчеркнул, что Аслан Беров был мастером спорта по дзюдо, работал с утра до вечера, и времени для частых посещений мечети у него не было. О джихаде и притеснениях мусульман от Берова он никогда не слышал: «Все в шоке, что он находится здесь».
     Свидетель также сообщил, что Асланбек Бештоев вместе с Мухамедом Урусовым (оба на скамье подсудимых) занимались разведением бычков и непосредственно перед событиями 13 октября 2005 брали в долг деньги у его брата. А подсудимый Амур Хакулов являлся его другом: «Он из всех нас был самый честный, самый порядочный. Таких уже нет».
     Свидетель Ш. присутствовал при задержании Амура Хакулова и Артура Келеметова в квартире на Искоже. По его словам, они не оказывали никакого сопротивления, выходили раздетые, с поднятыми руками.
     Подсудимый Хабас Емкужев на вопросы государственных обвинителей и состава суда отвечать отказался. Государственный обвинитель Шматов в связи с противоречиями в показаниях Емкужева в суде и на предварительном следствии ходатайствовал об оглашении материалов уголовного дела. После того, как он зачитал протокол дополнительного допроса Емкужева, а затем была продемонстрирована соответствующая видеозапись, Шматов попросил отметить, что проводивший допрос следователь Авдеев «допустил грубую ошибку»: не отразил в протоколе слова Емкужева на видео о том, что Анзор Астемиров и Сарадин Алакаев избили некоего Дауда за то, что тот высказывался против джихада. Также было отмечено, что в протоколе стоит подпись адвоката Псомиади, а на видео рядом с подследственным адвокат Мурачаева. Хабас Емкужев пояснил, что последняя несколько раз заменяла Псомиади. Сама Псомиади сказала: «Это вообще не моя подпись. В тот период я была уволена и не могла участвовать». Шматов отметил, что ордер Мурачаевой в деле имеется и она могла участвовать в этом следственном действии.
     21 января суд продолжил рассмотрение материалов по эпизоду нападения на погранотряд. Был допрошен подсудимый Ахмед Хупсергенов.
     Огласили протокол очной ставки между обвиняемыми Зауром Сокмышевым и Хабасом Емкужевым, согласно которому «Газель», в которой ехали участники нападения на центр «Т» (микроавтобус ими был захвачен), оказалась в районе погранчасти, Емкужев и находившиеся с ним участники нападения сели в «Газель», а позвал их туда Сокмышев.
     Согласно протоколу, оба подтверждали этот факт. Однако в суде и тот, и другой его опровергли. Емкужев заявил, что ни до 13 октября, ни в этот день не видел Сокмышева, а узнал о нем только в ходе следствия.
     По версии защиты, Сокмышев в день нападения на Нальчик приезжал в столицу республики с дядей, чтобы проведать лежавшего в больнице отца, и вернулся в Терек в середине дня. Это подтвердили несколько свидетелей. Вместе с тем показания ряда подсудимых, данные на предварительном следствии, говорят, что Сокмышев участвовал в нападении. В суде обвиняемые от них отказываются, заявляя, что оговорили Сокмышева под физическим давлением.
     Защитники Олег Келеметов и Фарида Туганова ходатайствовали о приобщении к материалам дела служебной записки, полученной по их запросу из пятигорского филиала Российского государственного социального университета. В этом документе ректор вуза, ссылаясь на журнал посещаемости, утверждал, что 13 октября 2005 студент Хасанби Хупсергенов находился на занятиях (ему вменяется участие в нападении на погранотряд).
     Суд удовлетворил это ходатайство, но вновь отказал в приобщении факса, полученного ранее из филиала РГСУ и также подтверждавшего алиби Хасанби Хупсергенова.
     Государственные обвинители ходатайствовали об истребовании судом журнала посещений пятигорского филиала ГРСУ, но суд отказал им в удовлетворении, отметив, что обвинители сами могут обратиться в вуз.
     Тетя Ахмеда Хупсергенова рассказала, что 12 октября 2005 он пришел к ней, помогал поднимать наверх кирпичи для строящегося дома, а после обеда собирался ехать в село. Однако вспомнил, что в квартире, снимаемой им, проблемы с электричеством. Поэтому в эту ночь он остался в Нальчике (по версии следствия, в ночь на
     13 октября в квартире на ул. Мальбахова находились несколько участников нападения).
     Ахмед Хупсергенов сообщил, что в 2005 окончил колледж дизайна, поступил заочно на инженерно-технический факультет КБГУ. Он продолжал работать охранником на кожгалантерейной фабрике и в Куркужине, где в детской художественной школе преподавал рисунок и композицию.
     В сентябре 2005 встретил в мечети на ул. Шогенцукова Хабаса Емкужева, которого знал внешне по селу. Последний сказал, что живет с сестрой в одной комнате, и Хупсергенов предложил ему жить в квартире на Мальбахова, которую нашла его тетя: ему одному трудно было оплачивать жилище.
     Вечером 12 октября Хупсергенов, по его словам, собирался ехать в Куркужин, но из-за неполадок с электричеством в квартире остался: утром должен был прийти хозяин с электриком. Когда он вечером вернулся от тети в квартиру, застал там Емкужева и «несколько пацанов». Емкужев не ждал, что он вернется.
     В показаниях Ахмеда Хупсергенова (они были написаны, и подсудимый зачитывал их) говорилось, что «пацаны» ему были незнакомы, он знал в лицо только Сараби Сеюнова, который также из Куркужина (он проходил по делу, но затем в связи с болезнью его дело выделили в отдельное производство).
     Парень по имени Заур, сидевший на кухне (Заур Гучев находился в розыске, был задержан в Киеве, когда собирался вылететь в Турцию, и вскрыл себе вены в
     СИЗО), попросил его утром помочь что-то перевезти. Так, по словам подсудимого, он оказался в такси с Емкужевым, Сеюновым и еще «одним пацаном». Они забрали мешки из квартиры на ул. Профсоюзной в Нальчике. Во время погрузки Хупсергенов понял, что это оружие.
     По словам Хупсергенова, они подъехали в район погранотряда. Емкужев не знал, что делать, пытался кому-то дозвониться. Потом взял автомат из такси, водитель которого доставил их и ушел (позже он будет задержан, а затем амнистирован).
     Они взяли оружие в машине, зашли во дворы у погранчасти, по-прежнему не зная, что им делать. Затем увидели «Газель», в которую их позвали. В машине находились участники нападения на Центр «Т», один был ранен, было много крови: «Мне стало страшно. Я понял, что происходит что-то очень серьезное и незаконное, и выбросил автомат на пол, вознамерившись больше до него не дотрагиваться».
     На «Газели» все проехали в лес за Кенже, затем вышли пешком к 6 микрорайону в Нальчике, спрятали оружие на даче и разошлись.
     14 октября 2005 Ахмед Хупсергенов пошел на работу на кожгалантерейную фабрику.
     Часть своих показаний на предварительном следствии он объяснил пытками и физическим воздействием на него: «Из-за этого в показаниях противоречия едва ли не в каждом предложении. Получилось, как в сказке «Трое из Простоквашино», когда каждый герой, не читая начала, продолжает свою тему».
     22 января суд допросил Атмира Барагунова, а Арсен Бозиев и Азамат Канчукоев не стали давать показаний.
     Барагунов рассказал, что с 8 утра 13 октября 2005 в саду в Кенже собирал яблоки. Ему необходимо было ехать на 1-й Промпроезд за ящиками. Подъехала «Нива», в которой находились односельчане Альберт Жекамухов – убит 6 января 2006 в ходе спецоперации в с. Анзорей («Газета Юга» №2, 2006), Ислам Танашев (амнистирован в октябре 2006) и Асланбек Унажоков (на скамье подсудимых). Они взялись его подвезти в город, но приехали в частный двор на ул. Интернациональной в районе ипподрома, пообещав доставить позже. В одной из трех комнат в приоткрытую дверь Барагунов увидел людей в масках. Жекамухов сказал ему: «Ты должен поехать с нами, что-то намечается». Барагунов отказался, но Жекамухов заявил: «Я не могу тебя отпустить: ты все это видел».
     Услышав их разговоры, парень по имени Азиз, говоривший с сильным акцентом (по материалам дела, гражданин Турции Н. Оз), стал кричать, пообещав расстрелять каждого, кто поднимет панику.
     Барагунов попытался остаться в доме, когда все выходили, чтобы ехать к погранотряду, но его не оставили. Жекамухов дал ему автомат и подсумок с двумя магазинами. Все сели в тентованную грузовую «Газель». На углу Кирова и Гагарина машина съехала с дороги и застряла. Они задержали пассажирскую «Газель», пересели в нее, двинулись по Гагарина в сторону Кабардинской, но вернулись назад: в кузове остались пулеметная лента и канистры.
     «Газель» остановилась недалеко от КПП погранотряда. Барагунов видел, как Рустам Нафедзов (убит 13 октября) бежит с канистрой к забору в/ч, а затем услышал взрыв. Подсудимый рассказал, что хотел перебежать дорогу и уйти, но вдруг почувствовал «сильный удар в затылок» и, падая, услышал крик Руслана Тамазова (убит 13 октября): «Ты что делаешь?!» Барагунов оглянулся, увидел Азиза (Оза) и понял, что это турок стрелял в него. Пуля прошла по касательной «под кожей головы».
     Далее все участники группы собрались на углу Кабардинской и Гагарина, сели в «Газель» и направились в Вольный Аул, где в одном из частных домов оставили раненых Рустама Нафедзова и Руслана Тамазова (в тот же день они были обнаружены и убиты в ходе боестолкновения).
     По рации была получена команда от Анзора Астемирова — ехать в центр к рынку «Кавказ». Там несколько человек вышли из машины и стреляли в сторону УФСБ. Здесь же на ул. Пушкина был убит сотрудник госнаркоконтроля Рустам Ногеров.
     Далее группа на углу Кабардинской и Коммунистической встретила УАЗ-«таблетку». Заур Гучев, сидевший впереди, открыл огонь из пулемета. От неожиданности сидевший за рулем Азамат Канчукоев (он на скамье подсудимых) потерял управление, и «Газель» нападавших врезалась в дерево. Группа перебралась в милицейский УАЗ, водитель которого – прапорщик Владимир Гузов – был убит.
     Они снова направились в Вольный Аул, где столкнулись с сотрудниками Урванского РОВД, направлявшимися в город, бросили «таблетку», захватили еще одну «Газель», доехали до садов бывшего совхоза «Нальчикский», затем, обогнув Хасанью, вышли, используя GPS-навигатор, на «базу» в лесу у Кенже.
     Через два-три дня Барагунов вернулся домой, где залечивал рану, после чего добровольно сдался.
     Он заявил, что автомат бросил у погранотряда, ни разу не выстрелив. Его показания в суде почти полностью совпадали с протоколами допросов в ходе следствия.
     Азамат Канчукоев, добровольно сдавшийся 4 декабря 2006 («Газета Юга» №49, 2006), отказался от дачи показаний в суде и ответов на вопросы участников процесса. Были оглашены протоколы его допросов, согласно которым, начиная с дома на ул. Интернациональной, он повторил путь Атмира Барагунова до погранотряда, Вольного Аула, рынка «Кавказ» и базы близ Кенже, а затем также ушел домой, где залечивал ранение в плечо, а потом сдался.
     22 января должен был давать показания подсудимый Арсен Бозиев, но у него умер отец, которого хоронили в этот день, и по просьбе адвоката суд перенес допрос на следующее заседание.
Олег Гусейнов


Происшествия
Кино с плохим концом

     20 января в Нальчике сотрудниками МВД по КБР был нейтрализован 29-летний житель Нарткалы Мир-Зураб Асадулаги.
     Как сообщили «Газете Юга» в следственном отделе по Нальчику СКР по КБР, с сентября 2012 он был в розыске как без вести пропавший. Затем выяснилось, что он и еще четверо жителей Нарткалы ушли в подполье. С тех пор Асадулаги находился в оперативном розыске.
     12 октября в Нальчике в ходе спецоперации на пр. Ленина были убиты двое ушедших с ним: 28-летний Рустам Тохов и 26-летний Руслан Хужоков. Первоначально в одном из убитых опознавали Мир-Зураба Асадулаги, но позже выяснилось, что это не он («Газета Юга» №42, 2012).
     По некоторым данным, в тот день силовики «вели» его по Нальчику. Асадулаги был в кино, затем на маршрутке отправился в микрорайон Дубки, где зашел в аптеку.
     Его попытались задержать, но он побежал во дворы на углу улиц Калмыкова и Шогенова, открыл огонь из пистолета ТТ и был убит. В кармане у него была найдена граната-«хаттабка».
     По данным МВД, в последнее время Асадулаги стал лидером бандподполья в Урванском районе. Вместе с тем, по сведениям СУ СКР по КБР, информация о его участии в конкретных преступлениях отсутствует.
     Асадулаги был женат, имел двух детей.


Девочку спустили с третьего этажа в люльке

     16 января в ходе спецоперации в одной из квартир на Эльбрусском проспекте в Тырныаузе были убиты члены НВФ 22-летний Аскер Энеев и 20-летний Артур Тохов, а также 25-летняя Виктория Кагаова (см. стр. 4).
     По данным следственного управления СКР по КБР, жители Тырныауза Энеев и Тохов ушли в подполье в прошлом году и первоначально находились в розыске как без вести пропавшие.
     16 января около 8.45 сотрудники УФСБ и МВД получили оперативную информацию о пребывании Энеева, Тохова и Кагаовой с малолетней дочерью в двухкомнатной квартире на третьем этаже. В 9.00 в этой части Тырныауза был объявлен режим контртеррористической операции.
     В ходе переговоров обитатели квартиры отказались выйти. Виктория Кагаова передала дочь сотруднику, поднявшемуся к балкону в люльке автовышки, а сама осталась в жилище.
     После боестолкновения в квартире были найдены два автомата Калашникова и семь магазинов к нему, пистолет ПМ, 321 патрон калибра 5,45 мм, две рации.
     В ходе спецоперации две соседние квартиры получили значительные повреждения.
Ахмед Акбашев




Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2013 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru