Газета Юга
Газета Юга №24(953)
14 июня 2012 г. pdf   www
>>> Рубрики
    Экономика
    Политика
    Общество
    Культура
    Образование
    Право
    Происшествия
    Спорт
    Разное


>>> Поиск по сайту


>>> Новости сайта
Подписаться Отказаться

Общество
«Каприз» Мадины Хацуковой дорого обошелся семье

     7 июня сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции, а также Следственного департамента МВД России были задержаны руководитель администрации главы Кабардино-Балкарии и секретарь регионального политсовета «Единой России» Владимир Жамборов, министр по управлению государственным имуществом и земельными ресурсами Хабдульсалам Лигидов, начальник управления федеральной почтовой связи Руслан Жамборов (до недавнего времени занимавший должность заместителя министра в мингосимуществе («Газета Юга» №21)) и модельер Мадина Хацукова. В тот же день они были доставлены в Москву.
     9 июня Тверской суд столицы дал санкцию на арест трех должностных лиц. Они заключены под стражу до 5 августа. Мадине Хацуковой избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде. В суд ее не привозили.
     В операции было задействовано около ста оперативников и следователей, а также бойцов спецотряда «Рысь». В ночь на 7 июня военно-транспортный самолет доставил специальную группу МВД России на военный аэродром в Моздоке, откуда она направилась в Нальчик. По некоторым данным, автотранспорт, на котором ехали полицейские, в целях секретности также был доставлен в Моздок самолетом.
     Корреспондент «Газеты Юга», наблюдавший на рассвете развертывание одной из групп, был поражен слаженностью действий приезжих. Они были детально знакомы с местом проведения операции, вели себя исключительно корректно, и только явно не местный практически голливудский спецназ указывал на то, что происходит нечто чрезвычайное.
     Около 6 утра обыски одновременно начались в домах у задержанных, в Доме правительства и в ряде ведомств. Полицейские примерно 40 минут не могли попасть в дом Владимира Жамборова, через мегафон призывая открыть двери.
     Выемка документов производилась в администрации главы республики, в мэрии Нальчика, в управлении Росреестра по КБР, в мингосимуществе, в департаменте по управлению городским имуществом. Полицейские изымали бумаги, касающиеся приватизации двухэтажного здания филармонии, расположенного на улице Кабардинской рядом с кинотеатром «Победа», и земельного участка под этим зданием.
     Четверых задержанных первоначально доставили в здание МВД. Им разъяснили, что задержание связано с возбуждением уголовного дела по мошенничеству в особо крупных размерах, совершенному организованной группой.
     Кроме того, в сейфе Владимира Жамборова обнаружены патроны калибра 9 мм, а у его младшего брата Руслана Жамборова – три пистолета: «Вальтер», «ТК» и «Смит и Вессон».
     Тем же путем через Моздок их доставили в столицу и поместили в изолятор временного содержания на Петровке, 38.
     В тот же день МВД России сообщило, что Мадина Хацукова, «используя родственные связи в руководстве КБР», предприняла попытку безвозмездного отчуждения здания филармонии 500 кв.м, находящегося в государственной собственности.
     По версии МВД России, Владимир Жамборов дал «устное указание» своему младшему брату Руслану, занимавшему должность заместителя министра в мингосимуществе. Последний, «используя служебные полномочия», распорядился подготовить решение об изъятии здания из оперативного управления министерства культуры в республиканскую казну. Затем он дал указание подготовить распоряжение о приватизации объекта за 1 млн рублей. Этот документ подписал Хабдульсалам Лигидов. Рыночная стоимость здания, «по независимой оценке», составляла 20 млн рублей. Здание было передано государственной компании «ТоргСеть», которая, возможно, и учреждалась специально для этого, и уже она продала недвижимость Мадине Хацуковой.
     МВД России также отмечало, что земельный участок под объектом был продан за 125 тысяч рублей при кадастровой стоимости в 12 млн, то есть в 100 раз дешевле. Силовое ведомство, ссылаясь на оперативные данные, подчеркивало, что в ближайшее время планировалась реконструкция исторической части Нальчика и стоимость земельного участка возросла бы в несколько раз.
     В Тверском суде, общаясь с журналистами, трое чиновников не признали вины. Владимир Жамборов просил избрать меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Он сказал, что имеет в Москве имущество и мог бы находиться под домашним арестом. Ссылался на заключение врачей, рекомендовавших ему хирургическую операцию на сердце.
     И.о. постпреда КБР при правительстве РФ Мухамед Шогенов предлагал личное поручительство, а дочь Жамборова – залог в 5 млн рублей для избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде.
     Хабдульсалам Лигидов заявил, что дело имеет политический подтекст. Он сообщил: решение о приватизации здания принималось правительством КБР в соответствии с законом. По его словам, дело могло быть инициировано противниками земельной реформы: 7 июля этот вопрос должен был обсудить общественный совет при главе республики.
     По неофициальным данным, Мадина Хацукова дала показания следствию и ее оставили на свободе под подписку о невыезде.
     В силовых структурах республики не комментируют ситуацию. Но вместе с тем источники, пожелавшие остаться неназванными, отмечают, что первичный материал по «делу о филармонии» был собран сотрудниками МВД по КБР.
     По мнению тех же источников, ситуация может и скорее всего будет иметь продолжение: «Из-за одного двухэтажного строения не стали бы поднимать такой шум. Это дело спокойно могло расследовать главное управление МВД по СКФО. Полицейским необходим был доступ к документам в различных ведомствах. Они их получили, и в деле могут появиться новые эпизоды. А что с женщины начали, так их легче разговорить. А теперь, когда замаячил реальный срок, заговорят и другие. Все-таки сотрудничество со следствием… Да их показания не сильно и нужны, они давно уже ничего особо не скрывали. Хозяева жизни, так сказать. Но государство не всегда играет в эти игры и может очень жестко ответить, когда сочтет нужным».
     Ряд наблюдателей связывают происшествие с тем, что Владимира Жамборова прочили в преемники Арсена Канокова. Хотя должность главы республики стала выборной, закон о выборах высшего должностного лица, принятый недавно парламентом в первом чтении («Газета Юга» №23), отсекает многих претендентов и делает представителя власти фаворитом на выборах.
     Другие наблюдатели уверены, что российские силовики давно должны были решиться на эту акцию: «Ряд чиновников республики давно потеряли чувство страха, решив, что Кабардино-Балкария досталась им в наследство от дедушки. Не вели бы себя так при визите полицейских в мэрию, не получили бы того, что имеем сегодня».
     В клане Жамборовых неприятности начались незадолго до «дела филармонии», когда в Москве был помещен под домашний арест гендиректор компании «Инвесткапитал» Эльдар Кунашев – племянник Владимира Жамборова. При избрании меры пресечения дядя хотел внести за него залог 3 млн («Газета Юга» №19).
     В среду защита Жамборовых и Лигидова намерена была обжаловать их арест. При этом ставится под сомнение законность как возбуждения дела, так и обысков.
Олег Гусейнов


«Нас даже выгнать по-человечески не смогли»

     Владимир Жамборов на заседании Тверского суда в Москве, где решался вопрос о его аресте, заявил, что сотрудники филармонии давно не работают в аварийном здании 1939 года постройки – для них построили Государственный концертный зал: «Там (в старом здании – ред.) находились только завхоз, которому удобно хранить веники, и еще какой-то человек». Между тем в здании на Кабардинской, 26 в данный момент находятся три организации...
     Подробности в "Газете Юга"


Право
Ремонт проспекта Ленина возобновился

     Арбитражный суд КБР, рассмотрев заявление управления жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства администрации Нальчика, отменил обеспечительные меры, принятые судом ранее, и разрешил исполнять контракт по ремонту пр. Ленина до рассмотрения иска прокуратуры КБР по существу («Газета Юга» №22).
     Иск прокуратуры республики будет рассмотрен в третьей декаде июня.
Екатерина Гамова


«Кто пойдет и умрет – попадет в рай»

     7 июня на процессе по делу о событиях 13 октября 2005, проходящем в Верховном суде КБР, продолжился допрос Каплана Мидова, начатый на предыдущем заседании, и дал показания подсудимый Анзор Ашев.
     Каплан Мидов отказался отвечать на вопросы гособвинителей. Тогда огласили протоколы допросов подсудимого на предварительном следствии. В них говорилось, что в джамаате в Залукокоаже тех, кто переставал делать намаз, могли избить. А в квартире на Кирова, 5 в ночь с 12 на 13 октября необходимо было вести себя очень тихо, не сливать бачок унитаза, наблюдать в глазок двери и в окно.
     Подсудимый на процессе заявил, что никого из переставших делать намаз в Залукокоаже не били, просто не общались с ними. Он также отметил: в глазок никто не смотрел, хотя с бачком ситуация соответствовала действительности. Но он тогда не понимал смысл этих запретов.
     В показаниях на следствии отмечалось, что Тлеужев ночью собрал вокруг карты «старших» и они что-то обсуждали. Ему, Гоову и другим было приказано идти к МВД, бросить с тыльной стороны здания гранату в автомашину «Урал» во дворе министерства. Затем зайти в паспортно-визовую службу за бланками паспортов. В одном из показаний говорилось, что после захвата здания им дадут оружие.
     Согласно показаниям на предварительном следствии, Мидов, Гоов и другие дошли до Театрального переулка, увидели, что дверь у входа в МВД взорвана, после чего ушли оттуда, а позже уехали вдвоем в Нартан к тете Гоова.
     В суде Мидов заявил, что не видел карту, им не говорили про «Урал», паспортно-визовую службу и захват оружия, сказали только – подойдете к зданию. Он подчеркивал, что они с Гоовым не ходили к МВД, а сразу ушли в другую сторону и уехали из города.
     Согласно материалам дела, Каплан Мидов опознал Ислама Тухужева, который в эту ночь заносил в квартиру на Кирова, 5 оружие: сначала сверток с автоматами и гранатами, а потом гранатомет. На процессе Каплан Мидов отказался от этого опознания: «Там сказано о веснушках, по которым я его узнал, но в темной квартире я не мог их видеть». Он отметил, что это было влияние оперов, которые помогли в идентификации Тлеужева. Давлением со стороны сотрудников подсудимый объяснил и другие вышеназванные противоречия: «На допросах присутствовали бойцы СОБРа в масках. Если ответы были не те, меня били».
     В другом протоколе Каплан Мидов говорил, что не состоял в организованном преступном сообществе, не знал ничего о планах на 13 октября 2005. «Вас не заставляли подтверждать это?» – спросила председательствующая. Подсудимый объяснил, что к этому времени «давление было уже меньше и подобное дозволялось».
     Анзору Ашеву в октябре 2005 было только 17 лет, и, в соответствии с законом, все следственные действия в его отношении проводились с участием его матери. В материалах дела говорилось, что он посещал мечеть с Муратом Мидовым, Исламом Тухужевым (оба на скамье подсудимых) и Муратом Абазовым (он амнистирован в октябре 2006). С мая 2005 Мурат Мидов говорил Ашеву о притеснениях мусульман, об отсутствии мест для молитвы, а затем все трое дали Мидову присягу на верность. Позже Мидов познакомил Ашева с неким Фарисом (по версии следствия – Рустам Керешев, убитый 13 октября 2005). Фарис говорил им о необходимости джихада против неверных, под которыми подразумевал сотрудников правоохранительных органов, и о создании исламского государства. Позже Фарис сказал: кто откажется, найдут и будут пытать силовики, а кто пойдет и умрет – попадет в рай.
     Ашев заявил суду, что эти показания не соответствуют действительности и это результат физического воздействия на него сотрудников. Он подчеркнул: Мидов не говорил о притеснениях, он сам об этом знал, так как в 2003 его доставляли из мечети в милицию. Они не давали присягу Мидову, и он не знал никакого Фариса.
     Адвокат Галина Ланевская обратила внимание, что первый допрос несовершеннолетнего Ашева в ночь с 15 на 16 октября 2005 продолжался с 22.00 до 4.30 утра. И в этих показаниях говорилось, что подсудимый ни в кого не стрелял, сдался добровольно: «Прошу считать мои показания явкой с повинной».
     В показаниях Ашева говорилось, что по приказанию Мидова он приобрел в магазине «Ткани» оранжевую ткань, но последний сказал, что она не годится. 12 октября 2005 в середине дня они взяли черную «девятку» своего знакомого нальчанина А. За руль автомашины сел Анзор Шибзухов (убит 13 октября 2005), который передал Ашеву и Мидову по одному пистолету Макарова с обоймами. Затем они отправились к заброшенному строению на ул. Щаденко. Оттуда вышли двое незнакомых Ашеву мужчин (согласно материалам дела, Рустам Керешев и Эльдар Теркулов, убитые 13 октября) и вынесли коробку и пакет, в которых находилось оружие: гранатомет, автоматы, шесть пистолетов Макарова, гранаты, три карабина СКС. Все это подвезли на угол Кирова и Байсултанова во двор, где располагался магазин «Арсенал». Ночью большую часть этого оружия Ислам Тухужев занес в квартиру на Кирова, 5, в которой находилась группа, атаковавшая здание МВД. Той же ночью, согласно материалам дела, Мурат Мидов передал Тухужеву и Абазову по пистолету Макарова. Через некоторое время Абазов вышел из машины и возвратился домой, отказавшись от участия в нападении. «Девятка», в которой оставалась часть оружия, в ту ночь стояла то во дворе, то на стоянке на ул. Ватутина. Утром Мидов, Ашев и Тухужев вновь подъехали к дому на Кирова, 5, у них забрали «девятку», дали им три гранаты. Мидов сказал, что они должны идти к МВД и открыть огонь по сотрудникам. Они не стали этого делать, ушли по пр. Ленина в сторону телевышки, две ночи провели у своих знакомых, а затем 15 октября поехали в Урвань к дяде Мурата Мидова, который помог им сдаться в Центр «Т». Все это время они носили с собой пистолеты и гранаты, считая, что сдача оружия им зачтется в ходе следствия. На процессе Анзор Ашев не согласился с этими показаниями, отметив, что Шибзухов не давал им пистолеты, они не знали об оружии в коробке и пакете, взятых в салоне на ул. Щаденко. По его словам, они хотели быстрее выгрузить все это и возвратить машину хозяину, у которого попросили ее на время. Ашев подчеркивал: о том, что в коробке оружие, они узнали только ночью. Мидов не давал им оружия, не говорил о необходимости атаковать МВД, это сделал Валерий Тлеужев.
     Разночтения в показаниях подсудимый объяснил физическим воздействием со стороны сотрудников. Он заявил, что адвокат посоветовал ему не писать жалобу об избиениях, так как это могло обернуться для него еще большим насилием. Об этом же ему сказал и сотрудник ОСБ.
Олег Гусейнов


Происшествия
Убит майор ФСБ

     9 июня около полуночи в Баксане на стоянке кафе «777» была взорвана «Нива-Шевроле» сотрудника межрайонного отдела УФСБ РФ по Баксанскому району 45-летнего старшего оперуполномоченного майора Анзора Алокова.
     Он вышел из этого кафе, сел в автомобиль, тронулся – и сразу же прогремел взрыв. Это произошло на глазах у его друзей. Тяжелораненого чекиста доставили в баксанскую районную больницу, где утром следующего дня он скончался.
     К днищу «Нивы» с наружной стороны под водительским сиденьем было прикреплено СВУ – возможно, с использованием магнитов. Мощность безоболочного СВУ, начиненного поражающими элементами, составляла 800 граммов в тротиловом эквиваленте. В качестве механизма привода в действие мог быть использован «датчик наклона».
     11 июня Анзор Алоков был похоронен на баксанском кладбище. У него осталось трое детей.
Мила Рашевская


Следствие назначит повторную экспертизу

     Специалисты экспертно-криминалистического центра ГУ МВД по Ставропольскому краю пришли к однозначному выводу: смерти шести младенцев, имевшие место в первые дни нового года в Республиканской детской клинической больнице («Газета Юга» №№3, 4), не связаны с действиями или бездействием врачей больницы. В следственном управлении СКР по КБР не согласны с выводами экспертов.
     Напомним, 20 января в СУ СКР было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 293 (халатность, повлекшая смерть двух и более лиц). В рамках расследования 17 и 21 февраля тела шести детей были эксгумированы и в те же дни захоронены после проведения исследований («Газета Юга» №8).
     Ставропольские судебные медики через три с лишним месяца пришли к заключению: гибель детей не связана с действием врачей.
     В СУ СКР по КБР не согласны с этим, так как в ходе следствия было установлено, что большая часть оборудования для поддержания жизнедеятельности новорожденных в реанимационном отделении РДКБ не функционировала: в неисправном состоянии находились кувезы, у генераторов не работала система автоматического включения, в двух аппаратах искусственной вентиляции легких вышли из строя аккумуляторы, а в аппараты искусственного вентилирования заливали не дистиллированную, а водопроводную воду («Газета Юга» №7).
     Следствие намерено в ближайшее время назначить повторную экспертизу за пределами Кабардино-Балкарии.
Олег Гусейнов


С участием кавказской овчарки

     Первый отдел по расследованию особо важных дел следственного управления СКР по КБР передал в прокуратуру республики второе уголовное дело по событиям, происходившим в Нартане весной и летом 2011, в которых фигурировала 14-летняя Т. («Газета Юга» №№26, 28, 2011).
     По делу проходят жители Нартана Б., А. и С., которым на тот период было 20, 19 и 16 лет соответственно. Им вменяется групповое изнасилование несовершеннолетней, совершенное с особой жестокостью и соединенное с угрозой убийством. Кроме того, Б. обвиняется еще в двух эпизодах изнасилования несовершеннолетней, соединенных с угрозой убийством, одно из которых групповое.
     Согласно материалам дела, 9 июня 2011 около 19.30 трое обвиняемых и еще «не менее восьми неустановленных лиц мужского пола», находясь на территории цеха по изготовлению памятников и надгробий на ул. Клишбиевской в Нартане, зная, что Т. нет 16 лет, договорились ее изнасиловать.
     А. завел девочку под навес на территории цеха, а когда она «категорически» отвергла его предложения, ударил ее в грудь, сбив с ног, и стал снимать с нее одежду. Т. попыталась оттолкнуть его, тогда А. в присутствии остальных «нанес ей множество ударов руками и ногами по голове, туловищу, рукам и ногам», стащил с нее одежду. Девочка продолжала сопротивляться, А. достал из стоявшей на территории цеха машины деревянную биту и трижды ударил потерпевшую по голове, угрожая при этом убийством. После этого А. схватил Т. одной рукой за волосы, другой – за руку и подвел к конуре, в которой находилась кавказская овчарка. Затем он накинул ей на шею веревку и привязал к ограде рядом с собакой. Через несколько минут, убедившись, что девочка перестала оказывать сопротивление, А., по версии следствия, снова привел ее под навес и изнасиловал.
     После этого Т., воспользовавшись тем, что А. и другие отвлеклись, собрала под навесом свои вещи и попыталась скрыться. Она спряталась за «Газелью», но ее догнал Б. и снова потащил под навес, повалил на пол. Она сопротивлялась, он угрожал ей убийством, а затем несколько раз ударил кулаком в живот и изнасиловал.
     Согласно выводам следствия, воля девочки к сопротивлению была сломлена, и 16-летний С. и «не менее восьми человек поочередно вступили с ней в половое сношение».
     При этом С., «глумясь над ней, проявляя исключительное бессердечие, желая причинить ей особые моральные страдания», подводил к ней кавказскую овчарку, угрожая «принудить Т. вступить в половой акт с животным».
     Во второй декаде июня 2011 около 21 часа Б. схватил Т., стоявшую на ул. Пачева в Нартане, затащил ее в «Жигули»-»девятку» и отвез в поле за селом, где вновь изнасиловал.
     Возвратившись около 23 часов в село вместе с потерпевшей, Б. встретил восемь «неустановленных следствием лиц мужского пола». Один из восьмерых, угрожая убийством, усадил ее в машину. Б. и восемь неизвестных на двух автомобилях отвезли Т. в пойму р. Нальчик между с. Нартан и п. Адиюх. Зная, что ей нет и 15 лет, они, согласно выводам следствия, «поочередно вступили с ней в половое сношение против ее воли и согласия».
     После утверждения обвинения прокуратурой КБР дело будет передано в Верховный суд республики, куда в начале мая уже направлено первое уголовное дело по событиям в Нартане («Газета Юга» №19).
Муса Эльдаров


Год назад ушел из дома

     В ночь на 6 июня в Тырныаузе в ходе боестолкновения был ликвидирован находившийся в розыске 25-летний местный житель Евгений Котельников.
     Как рассказали «Газете Юга» в следственном отделе по Эльбрусскому району СКР по КБР, около 0.30 полицейские из временной группировки МВД РФ обнаружили в районе промзоны горно-металлургического комбината двоих неизвестных, которые открыли огонь. В результате перестрелки один был убит, второй скрылся. На месте происшествия обнаружено 160 гильз калибра 7,62 и 150 – калибра 5,45 мм, что говорит об интенсивности боестолкновения, самодельное взрывное устройство – «хаттабка».
     По данным следствия, автомат, найденный после перестрелки, принадлежал инспектору ДПС отдела МВД по Чегемскому району Азрету Унежеву, убитому в кафе в Чегеме 2 февраля 2011 вместе с четырьмя коллегами («Газета Юга» №6, 2011).
     Как установлено, Евгений Котельников около года назад ушел из дому. В Управлении ФСБ по КБР в его отношении было возбуждено уголовное дело за участие в незаконных вооруженных формированиях.
     Он родился в Краснодарском крае, но много лет назад переехал в Тырныауз, где жил с родителями и братом. Близкие опознали его, и по завершении необходимых следственных действий тело убитого выдали родственникам.
     По данным силовиков, Евгений Котельников участвовал в нападениях на сотрудников правоохранительных органов и вымогательстве денег у предпринимателей.
Ахмед Акбашев, Мила Рашевская


Мать предлагала сдаться

     В ночь на 10 июня в Баксане были нейтрализованы трое участников незаконных вооруженных формирований.
     После покушения на оперуполномоченного УФСБ Анзора Алокова силовики в ходе оперативно-поисковых мероприятий в микрорайоне «Строитель» на пр. Ленина около 0.30 обнаружили трех членов НВФ. В ходе боестолкновения один из них был убит, а двое после перестрелки ушли. Трое сотрудников управления уголовного розыска получили ранения в ноги и руки и были доставлены в больницу.
     На месте происшествия найдены пистолет Макарова, патроны калибра 9 мм, две гранаты, бинокль. Ликвидированный член НВФ был опознан как 24-летний житель Баксана Эдуард Сокуров, судимый за грабеж. Он пытался укрыться на территории детского сада.
     В ночное время активные действия были приостановлены, но квадрат в северной части города, ограниченный улицами Хажметова, Эльбрусской, Защитников и Береговой, силовики блокировали. В 5.30 на этой территории был объявлен режим контртеррористической операции. Примерно в 6.30 на ул. Николаева в салоне неисправной «Волги» был обнаружен один из двух скрывшихся. В ходе боестолкновения он был убит. Личность его устанавливается. Рядом с ним обнаружены пистолет Макарова с несколькими обоймами, граната Ф-1 и радиостанция.
     Третьего члена НВФ нашли во время подворного обхода частных домовладений сотрудниками нескольких районных отделов МВД по КБР. Сначала он был обнаружен в доме на ул. Титова, а затем перебрался на ул. Комарова. Было установлено, что это 27-летний житель Баксана Жираслан Гукетлов. На место спецоперации была доставлена его мать, которая предлагала сыну сдаться, но он отказался. В ходе боестолкновения был ранен старший сержант полиции из МОВД «Баксанский».
     Гукетлов находился в розыске с 2011. Родители хотели, чтобы он стал музыкантом, он брал уроки у известного флейтиста Евгения Анисимова, но затем Гукетлова увлекли восточные единоборства. В 2003 он поступил в Сухумское военное общевойсковое училище («Газета Юга» №50, 2003), а позже перевелся в российский военный вуз. В прошлом году он оставил службу в погранчасти и ушел в подполье.
     На месте происшествия были найдены пистолет ПМ и несколько обойм.
     По данным силовиков, трое нейтрализованных причастны к взрыву автомашины сотрудника УФСБ у кафе «777».
Ахмед Акбашев, Мила Рашевская


Чтобы расплатиться с долгами

     6 июня в поле в 200 метрах от ФД «Кавказ» возле селения Куба-Таба было обнаружено тело отца Аслана Черкесова, осужденного за убийство в Москве спартаковского болельщика Егора Свиридова («Газета Юга» №50, 2010).
     68-летний Магомед Черкесов занимался частным извозом на старой «шестерке». 4 июня он пропал. Родственники обратились в полицию. Через сутки машина была обнаружена в Куба-Табе – на ней передвигался 23-летний местный житель Ш.
     Как стало известно, 4 июня Ш. сел в машину Черкесова возле центрального рынка в Нальчике и попросил отвезти его в Куба-Табу. Когда они въехали в село, он несколько раз ударил таксиста ножом в грудь, потом вытащил тело из машины и спрятал в поле. Место он сам указал оперативникам. По его словам, он намеревался продать автомобиль, чтобы расплатиться с долгами.
Ахмед Акбашев, Мила Рашевская


Спорт
Разное


Перепечатка материалов "Газеты Юга" допускается исключительно с разрешения ООО "Газета Юга"
Copyright 2001-2012 © "Газета Юга"
E-mail: red@gazetayuga.ru
www.gazetayuga.ru